Ясен красен

Потребовалось два с половиной столетия, чтобы церковь простила князю Владимиру Красное Солнышко гарем из 800 наложниц и прочие языческие грехи. Крестителя Руси канонизировали лишь в 1240 году благодаря заступничеству Александра Невского

Долгие годы яростного язычества и гонений на христиан, затем внезапное «чудесное» прозрение, принятие христианства и жесткие методы обращения в новую веру своих вчерашних единоверцев. Эти отличительные черты биографии князя Владимира Красное Солнышко давали его биографам основания сравнивать крестителя Руси с самим апостолом Павлом и римским императором Константином.

Душевные метаморфозы князя укладываются в довольно короткий промежуток времени. В 983 году, одержав знаменательную победу над прусским племенем ятвягов, Владимир решил принести языческим богам человеческую жертву. Жребий пал на подростка из христианской семьи. Его отец выступил в защиту сына и публично обличил ничтожество языческих богов. Разъяренная толпа язычников убила и отца и сына.
Пройдет всего пять лет, и теми же жестокими методами Владимир будет насаждать на Руси христианство. 800 наложниц, ублажавших Красное Солнышко в свободное от ратных подвигов время, будут отданы замуж, языческие идолы будут свергнуты, а их место займут непривычные для русского пейзажа церкви.

«Пришло на него посещение Вышнего, призрело на него Всемилостивое око Благого Бога, и воссиял в сердце его разум», — так объяснял чудесную метаморфозу киевский митрополит Илларион.
Нестор Летописец в Повести временных лет (1116 год) изображает молодого князя Владимира как разгульного и необузданного в своей похоти правителя. Летописец не жалеет красок и красочно описывает греховный путь князя-эротомана.

В качестве первого «героического» подвига 18?летнего Владимира Нестор указывает сватовство будущего киевского князя, к Ригведе, дочери полоцкого князя. Поскольку девушка отказалась принять руку и сердце горячего Рюриковича, он попросту собрал свою дружину и, ворвавшись в терем полоцкого князя, изнасиловал переборчивую невесту на глазах ее родителей. После чего будущий креститель Руси избавился от свидетелей столь оригинального сватовства, убив отца и брата уже «законной» жены.

Конечно, в свете последующих событий крещения Руси и праведной жизни князя это может показаться обычным литературным приемом тех лет с целью показать разницу между Владимиром-язычником и Владимиром-христианином. Но даже современники князя описывали его далеко не с лучшей стороны. Так, в Хронике Титмара Мерзенбургского (1012?1018) Владимир назван «великим и жестоким распутником», а характеристика молодого князя как «прелюбодея» утвердилась за ним чуть ли не с первых лет его правления Киевом.

Памятник св. Владимиру на Владимирской горке. Старинная открытка

Памятник св. Владимиру на Владимирской горке. Старинная открытка

Тот же Нестор утверждает, что похоть молодого горячего князя настолько застилала ему глаза, что он практически не упускал из виду ни одной девушки или чужой жены, проживавших на подконтрольных ему землях. «Был он ненасытен в блуде, приводя к себе замужних женщин и растляя девиц», — прямо пишет летописец. Новоиспеченного киевского князя настолько увлекали женщины, что за короткий период, кроме Ригведы, он успел обзавестись еще четырьмя женами. Всем им Владимир Красное Солнышко щедро уделял свое княжье внимание, вследствие чего стал отцом 12?и наследников.
Но описанные Нестором четыре жены молодого Владимира — сущие пустяки по сравнению с нравами в княжеском тереме, которые описали заморские путешественники, посещавшие Русь.

Например, иранского путешественника Ахмеда ибн Фадлана, который в составе багдадского посольства был на территории славян в середине X века, поразил блуд, царивший в княжьих теремах. Он описывает, что при русском князе в его замке постоянно находятся 400 мужей из числа богатырей, причем дружина эта готова принять смерть при смерти своего господина.

Все они днем и ночью оберегают князя у подножия ложа, писал ибн Фадлан, а с каждым из дружинников живут по две девушки: одна прислуживает ему, моет голову, готовит еду, а вторая — наложница. И совокуплялись дружинники в присутствии князя, когда им заблагорассудится. С князем же на ложе были 40 девушек, с которыми он также совокуплялся, как только возникало желание. Стоит отметить, что это занятие языческие князья не считали постыдным, ведь само понятие стыда пришло уже с принятием христианства.

Если верить ибн Фадлану, то русский князь вообще никогда не спускался со своего ложа, так что если он хотел удовлетворить какую физиологическую нужду, то делал это прямо на глазах у дружины и своих наложниц в подносимый для него таз. Ну а если желал проехать верхом и собрать дань с подчиненных земель, то лошадь ему подводили к ложу так, что князь садился на нее прямо с трона. Да и дел, утверждает путешественник, у него других не было, как только совокупляться с девами, пить вино да предаваться развлечениям.

Но и это не все, на что хватало удали и запала молодого князя. Следуя зову собственной похоти, любвеобильный Владимир обустроил вокруг Киева целую сеть настоящих гаремов. Всего в них он содержал 800 наложниц: 300 в Вышгороде, 300 в Белгороде (ныне село Белогородка) и 200 на Берестове (в районе нынешней Киево-Печерской лавры). Киевские летописцы сравнивают ненасытного Владимира с библейским мудрецом Соломоном, который имел 700 жен и 300 наложниц. Но как попадали девушки на столь «престижную» работу к князю Владимиру, неизвестно.

Возможно, это были взятые в плен или оскверненные князем и его дружиной девушки соседних земель и государств. Ведь практически в каждом своем походе Владимир старался не только завоевать город, но еще изнасиловать жену или дочь городского старейшины. К примеру, в 988 году, при осаде византийского Корсуня (Херсонес), князь, заручившись поддержкой находившегося там попа Анастаса, хитростью взял город. Войдя в Корсунь, Владимир, видимо, вспомнив молодость, отыскал дочь городского князя и, как настоящий «победитель», изнасиловал ее на глазах у родителей. После чего девушку выдал за боярина Ижберна, сделав его корсуньским наместником, а ее родителей по своей старой традиции убил.

После взятия Корсуня киевский князь, угрожая пойти войной на Константинополь, потребовал в жены сестру византийских императоров Василия и Константина Анну. Византийцы дали свое согласие на брак, но потребовали обязательного крещения язычника, чтобы их сестра выходила за единоверца. Любвеобильный Владимир положительно отнесся к крещению, и прибывшие вместе с Анной византийские попы и местные епископы прямо в Корсуне окрестили Владимира и его дружину.

Вернувшись в Киев, Владимир окрестил сыновей, слуг и горожан. Распустил свой с таким трудом собранный гарем из 800 наложниц, выдав всех бывших «жриц любви» замуж за своих приближенных, избавился от четырех жен и оставил при дворе одну-единственную византийскую царевну Анну.

Это важнейшее событие совершилось, согласно летописной хронологии, принимаемой некоторыми исследователями, в 988?м, по мнению других — в 989?990 годах.

Принятие христианства в качестве государственной религии Руси было вполне закономерным завершением процесса, который длился несколько десятилетий. Христианкой была княгиня Ольга. Среди простого населения христиан тоже было немало. Осложнений у Владимира не должно было возникнуть.
И, тем не менее, они появились. Вслед за Киевом христианство постепенно пришло в Чернигов, Новгород, Полоцк, Туров, Тмутаракань, Ростов и другие города Руси. Языческие идолы повсеместно сжигались, на их месте Владимир велел строить церкви. Заскорузлые язычники массово уничтожались методами, которым почти тысячу лет спустя позавидовал бы сам Иосиф Сталин.

Русь никогда не отличалась глубокой религиозностью и не знала, что такое религиозные преследования. Поэтому «кощунственные» методы насаждения христианства вызывали сопротивление. Больше всего проблем возникло в Новгороде, Муроме и Ростове. Предводители язычества волхвы открыто выступили против насильственной христианизации.

Реакция княжеской власти была незамедлительной и жесткой. Жители Новгорода еще долго вспоминали, что «Путята крестил их мечом, а Добрыня — огнем». Подразумевалось, что когда горожане взялись за оружие, чтобы отстоять веру своих предков, воевода Добрыня поджег их дома, а воевода Путята обманным путем проник в город и устроил там кровавую резню.
Разобравшись с неверными, Владимир приступил к формированию монументальной церковной структуры. Из Византии прибыли епископы во главе с митрополитом, а из Болгарии священники привезли богослужебные книги на славянском языке.

Приглашенные греческие мастера воздвигли в Киеве невиданный по размаху каменный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы, также известный как Десятинная церковь. Название происходило от того, что на ее содержание выделялась десятая часть прибыли киевского князя и местных владык. Владимир потребовал, чтобы верховенство Десятинной церкви признала вся Русь. Руководство ею он поручил все тому же Анастасу Корсунянину. В Десятинную церковь были перенесены святые мощи равноапостольной княгини Ольги.

Крещение Руси, за которое народ заплатил дорогую цену, расширило государственные и культурные связи государства. Согласно летописям, приняв христианство, Владимир стал жить в мире с соседями — с Болеславом Польским, Стефаном Венгерским и Андрихом Чешским.

Однако эти успехи не способствовали скорому признанию заслуг Владимира самой церковью, для которой он так много сделал. К лику святых Русская православная церковь причислила Владимира лишь через два с половиной столетия после Крещения Руси.

Одной из причин поздней канонизации князя историки всегда считали отсутствие чудес. Вряд ли церковь могла считать таковыми количество наложниц, которыми пользовался князь до крещения, и прочие его успехи на любовных фронтах. А именно свершение чудес всегда считалось неотъемлемым условием для причисления деятеля к лику святых.
Безусловно, играл свою роль и политический аспект — греческие митрополиты сопротивлялись канонизации Владимира. Слишком непростыми были отношения князя с Византией. Слишком большую роль в формировании Русской церкви сыграли болгарские священники — этого греки также не хотели прощать крестителю Руси. Слишком широко распространились слухи о распутстве и жестокости князя.

В конечном итоге канонизация Владимира — одно из немногих прославлений в истории Русской церкви, которые обошлись без констатации факта свершения какого?либо чуда. Основная роль в этом процессе принадлежала церковным авторам того периода, которые более двух столетий трудились над очищением имиджа великого, но вовремя прозревшего грешника.
«Нам следует молить за него Бога, так как через него мы познали Бога», — писали летописцы, недвусмысленно намекая потомкам, что следует забыть о языческих деяниях князя и, оценивая его заслуги, сконцентрироваться на том, что он сделал для христианства.

Первое упоминание о том, что Красное Солнышко стал святым, встречается в летописях 1254 года. Празднование его памяти как святого впервые происходит в 1263?м. Самое удивительное, что в Киеве князь так и не был канонизирован. Заслуги Владимира столь высоко отметили лишь в Новгороде, который намного больше пострадал в процессе крещения Руси.
В конце концов своей канонизацией Красное Солнышко обязан другому великому деятелю — Александру Невскому. На Руси был обычай объявлять крупные события в жизни народа днем памяти того или иного святого. 15 июля 1240 года новгородский князь одержал знаменательную победу над шведами на реке Неве. По мнению церковного исследователя канонизации русских святых Владимира Васильева, эта победа русского оружия была приписана заступничеству князя Владимира. То что даты битвы Невского и успения крестителя Руси совпали, и послужило формальным поводом для причисления грешного князя к лику святых.

Другой известный историк Русской церкви, Евгений Голубинский, также считал, что Владимира канонизировал именно Александр Невский. Совпадение дат в данном случае можно считать чудом, поскольку битва состоялась в июле, а Владимир, как известно из Повести временных лет, умер в апреле. Однако историки склоняются к мнению, что политические соображения взяли верх над историческими фактами. С 1240 года дата смерти крестителя Руси сместилась на 15 июля, и Красное Солнышко был причислен к лику святых.

> Эта статья опубликована в книге «Украина: малоизвестные страницы истории».

 

© Журнал «Корреспондент», Роман Фещенко, 2012
© Издательство «Скай Хорс», 2012
http://www.skyhorse.ua



0

Your Cart

%d такие блоггеры, как: