Высоцкий в Киеве

По отцовской линии бард Владимир Высоцкий вышел из Киева. Сюда же он потом неоднократно возвращался всенародно признанным гением.

«Сахар Бродского, чай Высоцкого, Россия — Троцкого», — такая поговорка ходила по Киеву после революции 1917 года. В ней речь шла о крупнейших в Российской империи деятелях еврейской национальности — сахаропромышленнике и меценате Лазаре Бродском, революционном вожде Льве Троцком и нескольких поколениях купцов Высоцких, занимавшихся торговлей чаем.
В современном Киеве эта пословица изменилась бы до неузнаваемости. Но Высоцкие остались бы, только ассоциировались бы уже не с тонизирующим напитком, а с музыкой. Ведь именно на «чайном» генеалогическом древе этого купеческого рода выросла ветвь, ведущая к русскому советскому барду и актеру Владимиру Высоцкому.
Корни гениального человека с гитарой на три поколения в прошлое крепко связаны с украинской столицей. И хотя Высоцкий жил в Москве, судьба постоянно возвращала его в Киев.

Владимир Высоцкий

Владимир Высоцкий

Причин для приезда в Киев у Высоцкого было две. Вначале, когда он еще не был популярен, на берега Днепра его влекли родственные связи. Здесь жила первая жена поэта, Иза. Она окончила вместе с Высоцким школу-студию Московского художественного академического театра (МХАТа) и попала по распределению в киевский Театр имени Леси Украинки. Поэт приезжал к ней, а заодно проведывал и свою бабушку Дору Высоцкую (по второму мужу — Семененко). Пожилая родственница будущего автора Коней привередливых и Песенки о переселении душ вернулась из Белокаменной в украинскую столицу после развода с его дедом.
Позже, когда Высоцкий приобрел всесоюзную известность как автор и исполнитель собственных песен, в столицу Украины его влекло еще и за длинным рублем. Он давал полуподпольные концерты в местных научно-исследовательских институтах и на предприятиях Киева.
«Я договаривался по три концерта в день, он приезжал обычно на два-три дня, — рассказывает Владислав Мокринский, организатор киевских гастролей барда. — Высоцкий спрашивал у меня: «А почему не больше концертов?» Я отвечал: «Да ты что, больше?! Ты же физически не потянешь». Он на это: «Если будет четыре-пять — ты давай, договаривайся. Ты за мое горло не бзди. Я как?нибудь вытяну».
По словам Мокринского, у барда была норма — 22?23 песни на каждый концерт. А еще певец очень любил отвечать на вопросы, особенно когда спрашивали о театре: всегда хотел, чтобы им интересовались еще и как актером. И терпеть не мог, когда просили что?то исполнить специально.
Концерты Высоцкого в Киеве проходили, как правило, в институтах: например в НИИ микробиологии, НИИ ботаники, на заводе имени Патона. Техническая интеллигенция боготворила Высоцкого, да и обстановка на заводах в 1970?е годы была более демократичная, по словам Мокринского, чем, к примеру, в гуманитарных вузах.
«В Университете имени Шевченко я пытался договориться [о выступлении Высоцкого], но это было просто невозможно: там с точки зрения воспитательной работы все было жестче», — вспоминает Мокринский. Тем более Высоцкого не допускали в большие концертные залы: советская власть недолюбливала певца. А потому назвать его гастроли по стране профессиональной работой было сложно. Да и организатор киевских концертов Мокринский, тоже не являлся импресарио. Он познакомился с Высоцким через своего друга Игоря Бровина, руководителя киевского Института нефтехимии, который сам не решался организовывать концерты своего кумира и попросил заняться этим Мокринского.
Дело было нелегким. Ведь за такую деятельность можно было даже получить срок. А уж внимание со стороны спецслужб было обеспечено. Тем более в случае с Высоцким, полулегальные гастроли которого по всему СССР отслеживали правоохранительные органы.
В основном милицию интересовала финансовая сторона концертов. Внимание людей в погонах не удивляет, если учесть, что организаторы выступлений действовали в обход государства. Доморощенные импресарио — директора залов или предприятий, где выступал Высоцкий, — зарабатывали сами, торгуя билетами, из которых лишь часть проходила по официальной бухгалтерии.
«Делали билетики такие, со штампом профсоюзной организации предприятия [где проходил концерт], с датой и чьей?то подписью, — вспоминает Мокринский. — Меня это не интересовало. Мое дело было договориться, получить деньги и Володе их отдать». Он уточняет, что с этой подпольной билетной деятельностью связан не был, а работал на Высоцкого бесплатно.
Самому барду доставалось за один концерт обычно по 250?300 руб. — сумма по тем временам немалая, рассказывает Мокринский. У самого этого киевлянина, работавшего в то время инженером, месячная зарплата была раза в два ниже — 140 руб. При этом в ресторане, куда они вместе с Высоцким закатывались вечером каждого гастрольного дня, певец никогда не расплачивался. Это делал сам киевский организатор выступлений, у которого порой оставались небольшие суммы от концертных сборов.
«Мне бабки нужны», — неизменно объяснял свою прижимистость и готовность отрабатывать по несколько концертов в день Высоцкий. «Я у него все время спрашивал: «Куда тебе столько?» — вспоминает Мокринский. — А он мне говорил: «Так это ж надо иметь такую жену [французскую актрису Марину Влади, третью и последнюю супругу поэта] в Париже!»

Владимир Высоцкий со своей французской женой Мариной Влади

Владимир Высоцкий со своей французской женой Мариной Влади

Нуждаясь в больших деньгах, поэт, тем не менее, напрочь отказывался давать частные концерты. «Были у меня знакомые при деньгах, которые предлагали любые суммы, — говорит киевский импресарио барда. — Высоцкий на это отвечал: «Никогда в жизни. Я не шут, чтобы развлекать толстосумов».
Зато в чем не отказывал себе кумир миллионов — это в общении со слабым полом. И если в Париже у Высоцкого была самая любимая из всех женщин, то в советских городах, как это часто случается у гастролирующих певцов, — многочисленные подруги. И Киев не стал исключением.
«По-моему, Света ее звали. Манекенщица из дома моделей. Исключительная фигура, божественная, но через все лицо шрам. Жила она на Лесном массиве, — вспоминает Мокринский. — Высоцкий как?то приехал с [другом, советским и российским актером и режиссером] Иваном Дыховичным, они с ней созвонились. Поехали, посидели. Высоцкий у нее остался ночевать».
Объектом интереса Высоцкого стала еще одна киевлянка, Лидия Козлова, работавшая тогда звукооператором на украинском радио, а ныне живущая в Германии. Высоцкий познакомился с ней в ресторане в Москве. «Как мужчина он меня совсем не заинтересовал, не мой тип. Во-первых, он был не очень трезвый, во?вторых, какой?то неухоженный, — рассказывает Козлова. — К тому же я была тогда влюблена в другого человека».
Высоцкий пригласил ее на спектакль, а она лишь спросила: «У вас же, наверное, дальше какие?то интимные отношения предполагаются?» — «У меня этого всего по горло», — ответил артист. «Я видела, что он удивлен и даже раздражен тем, что я не хотела никуда с ним идти», — вспоминает экс-киевлянка. Она уверяет, что тогда не особенно жалела, что упустила шанс более тесного знакомства с человеком, которого потом назвали гением. «Хотя если бы это случилось сейчас, я бы пошла на концерт», — признается она.
Сходить на концерт барда у Козловой уже не получится. Но виртуально встретиться с Высоцким она может без особого труда. Для этого ей достаточно приехать в родной Киев и пройтись по бульвару столичного района Троещина, названного в честь человека, который когда?то так прямолинейно подбивал к ней клинья. Благодаря этой улице имя Высоцкого уже навсегда слилось с Киевом.

> Эта статья опубликована в книге «Украина: малоизвестные страницы истории»

 

© Журнал «Корреспондент», Дмитрий Громов, 2012
© Издательство «Скай Хорс», 2012
http://www.skyhorse.ua



0

Your Cart

%d такие блоггеры, как: