Киевские Сквоттеры

Сквотами называют брошенные дома или помещения, заново обжитые людьми. Разумеется, это делается не-легально и без согласования с коммунальными структурами. «Самоселы» не оплачивают аренду и не платят за свет и газ. Но подобные поселения не стоит ставить в один ряд с поселениями бездомных. Сквоты обживаются вовсе не из‑за отсутствия другого жилья. Как правило, создатели сквотов — люди неординарные. При этом они преследуют самые разные цели. Это могут быть клубы по интересам или просто сборища праздношатающихся молодых людей — неформалов, панков и т. п. Бытовые условия здесь приводятся в соответствие с нормальным человеческим жильем. Если это заброшенный дом, то со всех этажей в одно помещение собирается мебель и все, что может пригодиться в хозяйстве. Умельцы налаживают электричество подключаясь зачастую к соседним жилым домам. По сути, сквот — это мини‑анархия, без иерархии и особых авторитетов. Во многих западных странах сквоттинг приобрел популярность в 1960‑х годах. Жизнедеятельность некоторых из тамошних сквотов поддерживается на уровне городских властей. Предтечей киевских нелегальных поселений такого рода стали стихийные художественные мастерские. Они начали образовываться на рубеже 1980‑х — 1990‑х годов. Тут представители творческой интеллигенции устраивали встречи, обсуждали идеи, создавали новые произведения. Первый из таких сквотов был основан на ул. Ленина (Богдана Хмельницкого) и просуществовал около года. Впоследствии здешний коллектив перебрался на ул. Парижской Коммуны (Михайловскую), 18А. Этот легендарный сквот, где собирались, в основном, художники, получил название Парком — по сокращенному названию улицы. Позже вокруг популярного места образовались «поселения» поменьше. В итоге этот квартал окрестили киевским Сохо — по аналогии с Нью‑Йоркским районом в Манхэттене, где жили представители богемы. Кроме Паркома, в это же время в Киеве появились сквоты на улицах Большой Житомирской и Олеговской. Художники с ул. Олеговской создали на горе Щекавица и соседней с ней Замковой ряд любопытных инсталляций. На вершине последней до сих пор стоит большой кирпичный куб, собранный сквоттерами. Он был установлен в августе 2001 года и получил название «Станция‑1». Куб идеально ровный. Любая из его сторон равняется 108 см — и это число сакральное. Оно священно в восточных религиях — индуизме, буддизме, джайнизме. Куб был облицован зеркальной плиткой, которую вскоре отковыряли вандалы. Тогда создатели изменили концепцию объекта и назвали его Точкой Опоры. Художники с Олеговской впоследствии выпустили небольшим тиражом книгу, посвященную своему сквоту. Шли годы, и сквоттингом начали промышлять городские экстремалы — диггеры, руферы, сталкеры. Предтечами нашего первого сквота были подвалы знаменитого «модернового» дома на улице Аллы Тарасовой, 4, еще задолго до его отселения и сноса. В аварийном здании тогда еще жили люди, а мы вперемешку с бомжами и их собаками распивали там сладкую воду с простым хлебом. Но условий для долговременных заседаний здесь не было никаких, и соседство, мягко скажем, не очень приятное. Тогда, осенью 2011 г., и возникла идея обжить какой‑нибудь из брошенных домов в центре Киева. Тогда мы достаточно хорошо ориентировались в городских «заброшках». Выбор пал на дом по адресу ул. О. Гончара, 32В. Этот двухэтажный флигель, построенный еще в начале ХХ века, был отселен одновременно с закрытием Сенного рынка в 2005 г. Вначале наши друзья и единомышленники отнеслись к этой идее скептически. Всего с двумя бойцами мне пришлось чистить пыль, изгонять клопов и прочих насекомых, искать и расставлять мебель. Для сквота мы выбрали комнату на втором этаже, с балконом, откуда открывался вид на руины Сенного рынка. Памятное место, здесь прошла часть моего детства. Когда обжитое помещение начало приобретать божеский вид, сюда потянулись люди. Тут устраивали литературные вечера — декламировали стихи и прозу собственного сочинения, ставили пьесы. На культурные мероприятия собиралось множество народу. По вечерам ревела музыка, под которую устраивались танцы. Столетние стены ходили ходуном от топота 40 пар молодых здоровых ног. На первом этаже сыпалась штукатурка! На сквоте «вписывались» (т. е. проживали) гости из других городов, приезжавшие в Киев исследовать наши подземелья и крыши. Но все же большинство сквоттеров предпочитало уходить ночевать в уютные квартиры. Традиционную ночлежку тут устраивали лишь с пятницы на субботу, то есть по окончании рабочей недели. Каждый старался сюда принести какую‑нибудь безделушку из дома или подцепить полезную, с его точки зрения, вещь на ближайшем мусорнике по дороге на сквот. Постепенно наша обитель все больше превращалась в усадьбу Плюшкина. Но кроме всякой ерунды, приносили и вещи, без которых обойтись было никак нельзя. У нас был электрочайник, магнитофон с мощными колонками, электроплитка и даже дорогой масляный обогреватель для холодного времени года. Стены были закрыты коврами, увешаны разными украшениями. Как‑то сквот навестили любители художественного стрит‑арта — графитчики. Они обещали украсить интерьеры красивыми рисунками. Вместо этого исписали стены своими громкими именами, не известными, увы, никому, кроме них самих. Тогда мы разозлились, отобрали у них ведерко с краской и украсили сквот на свой лад — аляповатыми рисунками, многие из которых были нецензурного содержания. Сквот продержался рекордно долгое время для «заведений» подобного толка — около полугода. Главным козырем, позволявшим соблюдать конспирацию, был вход в нелегальное поселение. Он был обустроен достаточно хитро. Парадное со стороны ул. Гончара оставалось наглухо заколоченным, как и 6 лет назад, когда дом отселили. С тыльной части здания раскинулся маленький палисадник, закрытый к тому же от посторонних глаз гаражами. Протиснувшись в узкую щель между ними, мы прошли через садик и разобрали кирпичную кладку на цокольном этаже. При этом тайный вход можно было обнаружить, лишь подойдя вплотную к дому. А если учесть, что здание снаружи выглядело мертвым, вряд ли это кому‑нибудь пришло бы в голову. Итак, протиснувшись в узкую дыру, гость попадал в подвал. Дальше через пожарную лестницу — прямо на 2‑й этаж, в наши апартаменты. К слову, в том же подвале можно было и нацедить воды для приготовления еды и чая. Итак, неделя за неделей, преимущественно в темное время суток, сюда стекались люди изо всех уголков города. И казалось что собрания на сквоте будут продолжаться бесконечно.

Продолжение в части 2

Статья из книги «Киев, скрытый от нас»

© Издательство «Скай Хорс», 2017

© К. Степанец



0

Ваша корзина

%d такие блоггеры, как: