Киевский Сквоттеры. ч. 2

Начало в части 1

Временное пристанище на Лукьяновке

Точку в нелегальном заселении поставили не правоохранители, как ожидалось, а маргиналы, переселившиеся в столицу из депрессивных регионов Украины. Они сколотили некое подобие преступной группировки и регулярно обворовывали сквот в наше отсутствие. Маргиналы просто положили глаз на наш уютный домик, и в итоге таки дожали его создателей — сквот пришлось покинуть. Они и ныне живут там. До этого бомжи жили в сыром подвале по соседству. По иронии судьбы, с одним из них мы познакомились еще за год до появления сквота — он показывал нам азы бокса на бетонном берегу реки Лыбедь, где сталкеры организовали импровизированный бойцовский клуб. Парень пришел употребить наркотики да вдруг вспомнил, что в прошлом КМС по боксу. Бился он действительно хорошо. Через год мы встретились у нас в сквоте. Теперь находиться там стало небезопасно. В здании стали появляться темные личности, а наши вещи, напротив, исчезать. Как‑то, придя на очередной литературный вечер, мы обнаружили, что половина комнат залита кровью, в квартире полный беспорядок. Выбив окна напоследок, мы с болью и горечью покинули полюбившийся нам сквот. В итоге, помимо краха нашего поселения, еще и раскололась наша дружная прежде тусовка. Видимо, смерть общего проекта сказалась и на человеческих отношениях. После раскола компании параллельно было создано два сквота. Первый пытались устроить в старинном здании на ул. Большой Житомирской, которое часто называют Домом со змеями из‑за соответствующего декора. Он также шикарен и внутри — лепнина, огромные лестницы… Но дом состоял на балансе МВД, и хозяева достаточно скоро «прикрыли лавочку». Благо, в тот момент никого из постояльцев новоиспеченного сквота не было. Ни один из самоселов не пострадал и не был задержан. Вторая компания обжила не менее интересный в архитектурном плане флигель между улицами Дмитриевской и Сечевых Стрельцов. Это здание с двумя колодцами построено на сложном рельефе в долине бывшей реки Скоморох. Тут тоже не получилось надолго задержаться. Через неделю строители из соседнего дома обложили все имеющиеся входы и выходы металлическими кроватями. Таким образом, они сэкономили на решетках. Но, как говорится, кто ищет — тот всегда найдет. Не утратившие надежду на лучшее сквоттеры все‑таки смогли оккупировать брошенный доходный дом на ул. М. Коцюбинского в районе метро «Университет». Тут они закрепились на несколько месяцев. В роскошном здании даже был действующий камин! Но начались проблемы с жителями соседних домов, которые каждый вечер стали вызывать сюда пожарных и милицию. Сквоттеры переезжали дальше и дальше, но вскоре даже самые заядлые разуверились в идее и теперь ночуют лишь в теплых уютных квартирах. Особую категорию представляют подземные сквоты. Еще в начале 1990‑х в Зеленом театре на Парковой дороге начали собираться первые любители экстремального уединения, давшие импульс целому поколению диггеров и сталкеров. Кроме того, тут копались и черные археологи. Тогда же в недрах «Зеленки» была найдена урна с прахом неизвестного гражданина. Это породило целую серию ужастиков. Например, известна легенда о двух потерявшихся милиционерах. Стражи порядка пришли проведать экстремалов — не шалят ли те часом, да шагнули случайно в неизвестное ранее ответвление. Выбрались они оттуда только спустя несколько суток. Кстати, мало кто знает, что у тусов-ки с «Зеленки» существовали конкуренты. Эти любители острых ощущений были понаглее и «побезбашеннее» первых и параллельно заселили бывшие резервуары первого киевского водопровода в Мариинском парке. Тут тоже было электричество. Музыка гремела так, что тряслись недра земные! Теперь тут Музей воды. Сегодня, как правило, сквоты обустраивают в брошенных убежищах гражданской обороны. В таких сооружениях часто сохраняются системы жизнеобеспечения. Тут может быть и вода, и свет, и даже действующая канализация. Нужную атмосферу создают также ящики с противогазами, массивные гермодвери, советское дозиметрическое оборудование… В таких объектах особенно хорошо зимой, когда в брошенных домах холоднее, чем на улице. Мы неоднократно праздновали в бомбоубежищах Новый год и мой день рождения, выпавший на декабрь. К сожалению, доступ в объекты гражданской обороны достаточно быстро пресекают балансодержатели. Самый удачный сквот находился в бомбоубежище под корпусом, пожалуй, одного из лучших университетов Киева. Но проще всего устроиться в каком‑нибудь тепленьком подвале, вроде того, в котором мы и начинали. Так и по сей день группа лиц сквотирует подземную часть дореволюционного доходного дома на ул. Костельной. Как же проводит свое время среднестатистический обитатель сквота? Сразу стоит оговориться, что это, как правило, праздношатающаяся безработная личность. Лишь изредка сквоттер перебивается случайными заработками. К примеру, в том же доме, где находится сквот, можно обнаружить предметы старины. А после удачно сбагрить их перекупщикам на Андреевском спуске. Кроме того, сквоттер не побрезгует забрать с ближайшей мусорки стоящую вещь, выброшенную состоятельными гражданами. После он продаст ее на барахолке. Но не стоит думать, что сквоттеры — простые бомжи. Сквоттинг — это один из видов молодежного гротеска, попытка протеста, жажда свободы. Итак, сквоттер проснулся. Сладко потянувшись на старом матраце, он спускается в подвал, чтобы нацедить воды и приготовить еду и чай. Стрельнув у соседа сигаретку, курит натощак и попутно готовит нехитрый завтрак. Играет ненавязчивая музыка. К полудню компания вываливается во двор, предварительно осмотревшись по сторонам, чтобы не быть замеченными. Теперь — прогулка по старым улицам родного города. Можно вскарабкаться на крышу, послушать уличных музыкантов, залезть в подземелье или очередной заброшенный дом. Поехать на секонд‑ хенд в поисках винтажной одежды за пару гривен. Жизнь бьет ключом! Ну вот, пришло время обеда. Часто сквоттеры идут в какой‑нибудь ресторанчик быстрого питания или кафешку. Нет, покупать здесь никто ничего не собирается. Главная задача — найти как можно больше оставленной посетителями еды, но при этом не попасться охране. Среди молодежи такой способ бесплатного питания называется «фриган». Сытно поев, нужно спешить на вокзал — приезжают коллеги из другого города. Знакомства, распитие бутылочки спиртного. Вечереет. Шумной гурьбой ребята возвращаются в сквот, куда подтягиваются остальные бездельники, Рассевшись на диване стульях, развалившись на матрацах, затягивают песенку. Вот откуда‑то взялась гитара, доморощенный музыкант играет незамысловатую мелодию на трех блатных аккордах. Уже совсем темно. После 19:00 подходит более благополучная часть местных обитателей — те, кто имеют постоянную работу и прилично одеваются. Начинается безудержное веселье! Народ травит анекдоты, читает стихи. Расходятся под утро. Те, кому не хочется спать на сквоте и кто имеет деньги на такси, с сонной хмельной головой возвращаются по квартирам. Остальные же рассредоточиваются по спальным местам, кутаясь в легкое, съежившись от предутренней свежести в калачик. Сквот замирает до следующего дня…
По мере того, как сквот приобретает популярность, количество вхожих в него лиц резко увеличивается. Это зачастую и приводит к краху незаконного поселения. Большое скопление людей выдает активность в мертвой с виду «заброшке». Как следствие, сюда начинают наведываться правоохранители. Еще одной опасностью для сквоттеров являются бездомные, наркоманы, алкоголики и прочие маргиналы. Они воруют вещи, норовят подселиться в сквот на постоянной основе. Но расцвет сквоттинга в Киеве еще впереди. Все, что было до сих пор, — это прелюдия к развитию будущей свободной и постоянной колонии сквоттеров в центре столицы!

Статья из книги «Киев, скрытый от нас»

© Издательство «Скай Хорс», 2017

© К. Степанец



0

Ваша корзина

%d такие блоггеры, как: