Секреты и легенды киевских дворов

В центральных городских кварталах все нам кажется понятным и известным. По будням тут бурлит суетливая деловая жизнь, изо дня в день мы проходим и проезжаем мимо одних и тех же зданий и чаще всего бываем здесь исключительно по делам. Уди‑ вить нас может разве что смена вывески на фасаде одного из привычных заведений. Да и по выходным наши маршруты чаще всего бывают весьма однообразны — приятно ведь гулять по ухоженным просторным паркам или по милым уютным улочкам. И редко кто свернет в подворотню, чтобы просто так, без особой причины заглянуть в некий чужой и случайный двор. И действительно, что особенно‑ го там можно увидеть? Стоянку чужих машин, скамейку с чужими бабушка‑ ми, спортивную или детскую площадку, погреба, чье‑то сохнущее белье на веревках? Однако не все обстоит столь прозаично. В закоулках древнего Киева, чья история насчитывает уже сотни лет, иногда бывает достаточно пройти сквозь очередную арку старинного дома, чтобы город вдруг предстал перед тобой с совершенно неожиданной стороны. Открывшаяся картина может показаться уголком параллельной реальности, из другой эпохи и даже другой страны. Так, например, если по Бехтеревскому переулку, не доходя до ворот Покровского монастыря, сразу за восьмым домом повернуть направо и углубиться во двор, то в сени разросшихся деревьев можно заметить непонятное строение. На первый взгляд оно напоминает небольшую одинокую башенку разрушенного замка с высокими воротами и полыми окнами. А подойдя ближе, замечаешь на одной из стен лепную раму из цветов, а по углам второго этажа — дразнящиеся высунутыми языками маскароны. И тогда понимаешь, что перед тобой никакая не крепость, а удивительным образом уцелевшие остатки какого‑то доходного дома или господского особняка. По некоторым сведениям, это стены дома 4г по бывшему Дионисьев‑ скому переулку, где в позапрошлом веке жил выдающийся украинский писатель Иван Нечуй‑Левицкий. Если данное утверждение правдиво, то архитектором здания выступал Владимир Николаев, автор Трапезной церкви Киево‑Печерской лавры, нынешнего Музея русского искусства на Терещенковской улице и нынешней Национальной филармонии Украины на Европейской площади. Увы, достоверных сведений на этот счет нет. И без ответов остаются вопросы: зачем раз‑ рушили этот дом, если его и сносили, то почему снесли не до конца, какова дальнейшая его судьба? Неизвестно, да, вероятно, и не слишком важно. Ведь от‑ части в легкой таинственности и состоит особая романтическая прелесть этих живописных руин. Меньше романтики, но больше за‑ гадок хранит просторный двор между улицами Владимирской, Десятинной и Большой Житомирской. Тут за вы‑ ходящим на Михайловскую площадь фасадом Дипломатической академии Украины скрыта одна из наименее известных дореволюционных церквей столицы — домовый храм Александра Невского при бывшем реальном учили‑ ще. Сегодня он действующий, его стены выкрашены в бодрый желтый цвет, а крышу венчает маленький ку‑ пол. Хотя относительно недавно, в советское время, в нем размещался спортзал. Кстати, по соседству с церковью в тени роскошной гостиницы “Интерконтиненталь” разбит уютный скверик с лавочками и аккуратно вы‑ стриженными кустами — отличное место для передышки в летнюю жару. И все‑таки гораздо больший интерес в этой местности вызывает другой объект. В 1985 году посреди двора археологами были проведены раскопки и обнаружены остатки древнерусской церкви. Считается, что в княжеские времена здесь находился Федоровский монастырь, заложенный сыном Владимира Мономаха Мстиславом. Главный храм монастыря в течение столетия служил усыпальницей потомков князя — Мстиславичей. Ученые предполагают, что обитель пережила татаро‑монгольское нашествие, однако позднее пришла в полное запустение и к XVII веку вовсе исчезла. Ценная историческая находка была законсервирована под землей, а на поверхности красным камнем выложен план прежнего храма. Теперь здесь, за плотным кольцом домов, царит приятная спокойная атмосфера, вполне соответствующая памяти о древней святыне. Не все киевские дворы привлекают внимание исключительно с исторической точки зрения. В некоторых из них локальные достопримечательности по‑ явились относительно недавно, на протяжении последних десяти лет, но уже успели полюбиться местным жителям.
Спускаясь по Прорезной улице к Крещатику, стоит заглянуть в арку дома № 9. Здесь с уступа над детской площадкой открывается неожиданная панорама так называемого Восточного дворика: над прямоугольником белой каменной ограды с узорчатой ковкой возвышается пузатый купол беседки, слегка напоминающий в десятки раз уменьшенный Тадж‑Махал.

Вокруг беседки обустроен сквер с выложенными плиткой дорожками и лавочками. Но, к сожалению, для незваных гостей эта территория обычно закрыта — вся ее сказочная обстановка была воссоздана для служащих Туркменского посольства, к которому она примыкает. Тем не менее любопытно обнаружить в нашем типично славянском городе пейзаж, свойственный далекой Средней Азии. Похожий уголок с “искаженным пространством” спрятан во дворе дома 4–6 по улице Десятинной. Устоявшегося определения у этого места нет. Одни называют его Красочный дворик, другие — Загадочный, третьи — Театральный.

И возможно, последняя характеристика ближе всех к сути. Дело в том что стены неприглядных ветхих построек здесь от крыши до цоколя затянуты постерами с изображения‑ ми красочных фасадов, встречающихся где‑нибудь в Италии или Испании, с разноцветными ставнями на окнах и буйными цветами на подоконниках. После нескольких минут пребывания здесь создается ощущение, будто бы ты на сцене, декорированной к “Риголетто” или “Дон Жуану”, и вот‑вот зазвучат первые такты увертюры. Правда, если только удастся сюда попасть: веселенькое оформление для себя, видимо, за‑ казал расположенный по этому адресу банк, и поэтому по выходным дням двери арки бывают заперты. Лабиринт двориков, скрытый за вы‑ соткой гостиницы “Днепр” на Европейской площади, в народе прозвали “тропой Хо Ши Мина”. Отсылка к топониму времен Вьетнамской войны, видимо, связана с запутанностью и даже некоторой опасностью дорожек, по которым можно, не выходя на людную мостовую, пробраться с улицы Грушевского к Октябрьскому дворцу на Институтской. Колорит этого островка дореволюционного Крещатика среди монументальной послевоенной застройки создают ютящиеся на склоне, как гнезда ласточек, побеленные сарайчики, протянутые в разные стороны лестницы и мостик, перекинутый над двором к квартире на втором этаже. Неудивительно, что в последние годы этот неряшливый хаос облюбовали люди творческие: не‑ формальные художники и музыканты. Вследствие их деятельности здешнее пространство постоянно меняется: тут и там по углам возникают разнообразные объекты уличного искусства: желтый велосипед с сиреневыми колесами или фигурки миниатюрных атлантов, поддерживающих вместо небосвода коммуникационные трубы. Зачастую именно отдельные нестандартные детали выделяют среди других тот или иной двор. Так, в закоулках между улицами Гоголевской и Артема местный умелец, работавший на строительстве метрополитена, всю жизнь собирал осколки декоративной плитки и выкладывал ими подпорные стенки около своего гаража. В итоге ему удалось создать целый амфитеатр, украшенный мозаикой всех цветов радуги. “Двориком с запорожцами» прозвали пятачок на Татарке за школой‑интернатом на улице Олеговской, где, видимо, на постоянную стоянку собралось с десяток автомобилей этой знаменитой марки. А особенностью двора дома сотрудников Наркомхоза по улице Пирогова, 2 стало то, что попасть в него можно, преодолев самую высокую проходную арку в жилом здании в столице. Повествуя о киевских дворах, очень сложно отделять факты от вымысла. Их истории не проходят официальных инстанций, они пишутся поколения‑ ми местных обитателей и зависят от их быта, мировоззрения, а порой просто от настроения. Также многие описанные выше места после планового благоустройства территории или начала ново‑ го строительства уже совсем скоро могут измениться до неузнаваемости и вместе со своими отличительными чертами лишиться своих легенд и секретов.

Статья из книги «Необычный Киев»

© Издательство «Скай Хорс», 2017

© Г. Кравец



0

Ваша корзина

%d такие блоггеры, как: