Последствия «строительной горячки» Киева

Менее чем за полвека (1874–1917) Киев осуществил громадный прорыв, превратившись из скромного губернского города в один из самых крупных (после Петербурга и Москвы) экономических и культурных центров страны. Население Киева увеличилось со 124 тысяч человек в 1874 году до 630 тысяч в 1916-м! Город значительно расширил свои владения, освоил пустыри и заброшенные усадьбы в историческом ядре, проложив на их месте целую сеть новых «европейских» улиц. Выросли сотни многоэтажных зданий, появились блага цивилизации: мощеные улицы, трамваи, Михайловский механический подъемник (фуникулер), электрическое освещение улиц и площадей, водопровод, канализация, телефон… Эта метаморфоза произошла при жизни одного поколения, и можно понять мысли и чувства тех киевлян, которые провели свое детство в милой сердцу «провинции», коей был дореформенный Киев, а старость встретили в мегаполисе, изрядно расшатывающем психику старожилов шумом, суетой, сонмом торговых и увеселительных заведений и огромными толпами новых горожан с их порой бестактным отношением к нашему великому городу… Киевский журналист и адвокат Сергей Ярон в своих «Воспоминаниях старожила», вышедших в 1910 году, писал: «В восьмидесятых годах на Крещатике на каждом шагу встречались маленькие деревянные постройки, в которых теснились мелкие ресторации и пивнушки… Население в восьмидесятые годы увеличивалось невероятными темпами, квартир не хватало, началась лихорадка строительства, стоимость земли сильно возросла. Еще в семидесятые годы можно было заполучить участки на главных улицах за рубль, за два за квадратную сажень (4,5 кв. м – Авт.), даже в 1886 году Управление Юго-Западной железной дороги приобрело в лучшей части города (угол Фундуклеевской и Театральной улиц) большой участок земли для строительства собственного здания, уплатив по 25 руб. за кв. сажень, а теперь кв. сажень в этой местности оценивается не ниже 400 рублей». Итак, толчком к экономическому росту Киева послужили реформы царя Александра II Освободителя, который отменил пресловутое и унизительное крепостное право и положил начало «свободному труду». «Великая реформа», как назвали современники освобождение крестьян, сразу же показала несостоятельность предприятий, использовавших ранее исключительно дармовой труд крепостных. Потребовался коренной перелом, чтобы предприниматели «перестроились», осознав необходимость оплачивать труд наемных рабочих. Сразу же понадобились и огромные суммы денег: на развитие промышленности, создание материальных условий для рабочих и т. п. В то же время богатый в экономическом отношении Юго-Западный край, административным центром которого был Киев, стал быстро развиваться, прежде всего – благодаря деятельности всевозможных акционерных обществ. В первую очередь это коснулось сахарной промышленности. К началу прошлого столетия здесь были сосредоточены две трети сахарных предприятий Российской империи, которые производили свыше 60 % всей сахарной продукции страны. Киев стал «сахарной столицей Европы». В наш город потекли капиталы, возникли банки, вслед за ними пришли купцы и промышленники, множество рабочих и служащих. В Киеве для упорядочения предпринимательской деятельности была организована Биржа, началась массовая выдача кредитов. Тогда-то за счет акционирования и возникли Домостроительное общество, Общество городских железных дорог (трамвай), Общество пивоваренных заводов, завод ЮжноРоссийского общества, производивший оборудование для заводов и фабрик, Акционерное общество пароходства по Днепру и его притокам, Газовое и Водопроводное общества и т.д. и т.п. Стремительно развивалась железнодорожная сеть, связавшая Киев с центральной Россией, Европой, главными портами страны. И началось… В 1913 году в Киеве с огромным успехом прошла Всероссийская промышленная и сельскохозяйственная выставка, которую посетили около миллиона человек, москвичи и питерцы были поражены громадным размахом строительства, охватившего весь город. Вот что писал тогда влиятельный петербургский журнал «Зодчий»: «Выросли многоэтажные сооружения гостиниц высотой в 7 и 8 этажей, с роскошными ресторанами на крыше («Прага» на Владимирской улице. – Авт.), пробиты окна магазинов таких громадных размеров, которые не видел еще и Петербург (нынешнее здание Центрального гастронома на углу Крещатика и улицы Богдана Хмельницкого. – Авт.)… За последние десятилетия прошлого столетия художественными строениями Киева признавались только пышные, оформленные башенками, куполами и шатрами, сплошь залепленные орнаментом желто-кирпичные фасады в стиле венского ренессанса… Почти все лучшие кварталы города оказались застроены именно в таком роде». Я неслучайно выбрал эту тему, ведь нынешний Киев переживает очередную строительную горячку. Но в том-то и дело, что 100 лет назад в городе, который активно строился, был практически решен «квартирный вопрос».

Можно было приобрести жилье на любой кошелек, так что и миллионер, и скромный служащий могли годами, десятилетиями официально снимать качественное жилье у домовладельцев, которые неустанно строили и строили новые здания, получая неплохую прибыль, хотя доходный дом и не окупался в одночасье. Современные инвесторы сегодня хотят «все и сразу». Тяга к сверхприбыли за короткий срок и создает дефицит жилья при довольно активном строительстве. Личное жилье нынче – удел очень состоятельных людей… В «Обзоре деятельности Киевской городской думы за 1906–1910 годы» с гордостью сообщалось: «Быстрый рост города ярко бросается в глаза киевлянину, который вернулся в Киев после нескольких лет отсутствия. Для него Киев в некоторых его частях стал прямо неузнаваемым. Появились новые улицы, вместо длинных заборов выросли каменные гиганты. Значительно увеличилось домостроительство на окраинах, куда подался малообеспеченный элемент населения. Насколько вообще интенсивно шло в Киеве домостроительство, видно из того, что за последние 10 лет население города увеличилось почти на 200 000 душ, для которых нужно было создать прямо новый город. И он был создан. За последние годы построено много красивых многоэтажных домов, которые обращают на себя внимание не только своей высотой, но и выдержанным архитектурным стилем. Некоторые улицы теперь напоминают кварталы лучших городов Западной Европы». Так-то вот, не больше, но и не меньше. Конечно же, можно сегодня констатировать, что и 100 лет назад вокруг рынка строительства жилья вертелись жулики и недобросовестные застройщики, однако таковых быстро распознавали, клеймили позором и изгоняли из города. Статистика, которая «знает все», свидетельствует, что за период только одного из этапов «строительной лихорадки», а именно лишь за четыре года (1906–1910) в Киеве было выстроено 464 многоэтажных каменных здания, сделано 33 надстройки на уже существовавших двух-трехэтажных зданиях, на второстепенных улицах, где разрешалось деревянное строительство, домовладельцы построили 493 здания из дерева. В городе за это время появилось 13 заводов, обеспечивавших строительные нужды. А одних только кирпичных заводов вблизи Киева насчитывалось более полусотни. Они в совокупности выпускали несколько десятков миллионов (!) штук кирпича. Размах впечатляет! Рост города происходил не только из-за увеличения населения, но и за счет расширения территории. Не только в центральной части Киева быстро застраивались пустыри, как, например, бывшая усадьба профессора Меринга (10 гектаров, на которых были проложены нынешние улицы Городецкого, Заньковецкой, Станиславского, Ольгинская), не только увеличилось количество новостроек на окраинах, но и небольшие населенные пункты за городской чертой сливались с Киевом, что требовало постоянного пересмотра его границ. В наше непростое время инвесторы идут по другому пути. Они уничтожают старые добротные постройки в центральных районах Киева (иногда целыми кварталами) и, объявляя дома столетней давности «жлобскими по архитектуре», возводят дома-гиганты, которые не только уродуют сложившийся ансамбль, но и кардинально меняют топографию города, в чем убедился недавно и автор этих строк, честно пытавшийся пройтись по некоторым кварталам новой застройки. Усадьбы, захватившие в свои владения части существовавших ранее улиц и обнесенные мощными заборами, уже не дают возможности запросто пройти с одной улицы на другую, требуется использовать длительные обходные маневры… Теперь хочу остановиться на очень важном моменте в жизни современного Киева, а именно – на возможных последствиях нынешнего строительного бума. В городе (вопреки войнам и революциям, а также нынешнему вандализму застройщиков) еще сохраняется несколько сотен добротных, красивых в архитектурном отношении многоэтажных доходных домов, возведенных в 1890-е годы. Абсолютно все они выстроены на ленточных фундаментах, то есть без использования буронабивных свай, широкое применение которых началось в Киеве лишь с наступлением ХХ века. Возведение в непосредственной близости от старых построек домов на буронабивных сваях предрекает «старичкам» катастрофу. Во-первых, уже в процессе строительства старым домам достается от вибрации земли. Каждый раз они переживают подобие настоящего землетрясения средней силы. В зданиях появляются трещины, трещит и сам фундамент. Во-вторых, применение буронабивных свай, которые загоняют порой на глубину, достигающую 25 м, и искусственно создаваемые пустоты для размещения в подвалах новостроек паркингов приводят к срабатыванию закона вытеснения жидкостей и масс. Киевские дома 100-летней давности стоят на весьма подвижной поверхности, состоящей из лесса и зыбких грунтов. Постепенно новые потоки воды, поступающей под фундаменты старых домов (особенно в гористых участках застройки), заставят эти дома «плыть» и разваливаться. Когда журналисты говорят, например, что Лавра может сползти в Днепр, они даже не представляют, что ползти к тому времени будет уже нечему. Сползут только руины… Вы думаете, это глупая шутка? Никак нет. Словом, увы, следите за новостями. Думаю, что одной из первых ласточек будет пресловутый дом-гигант на улице Грушевского, неподалеку от станции метро «Арсенальная». Сравнивая «строительные горячки» начала ХХ и начала ХХI столетий, можно прийти к весьма неутешительным выводам. Сто лет назад в городе при Думе был создан Комитет по красоте города Киева. Представляете? И чем же он занимался? В числе главных задач было «недопущение уродования сложившегося архитектурно-ландшафтного ансамбля древнего и живописного города Киева». Кроме того, вышеупомянутая организация, в которую входили известные архитекторы, историки, художники, искусствоведы, обсуждала проекты застройки городских территорий, выносила вердикты… Заботился комитет об устройстве парков, садов, бульваров и скверов – мест для отдыха киевлян и гостей. В 1913 году Киевский городской архитектор (официальная должность) Ипполит Николаев разработал «Правила застройки города Киева», которые довольно жестко регламентировали этажность зданий на улицах и площадях, их возможный выход за пределы «красной линии», устройство курдонеров, внутридворового пространства, возведение малых архитектурных форм, соблюдение противопожарной безопасности и пр. Особое внимание уделялось созданию удобных подъездов для карет скорой помощи, соблюдению четкой нумерации домов, мощению улиц, местам стоянок общественного транспорта (извозчиков, таксомоторов)… Кроме того, в городе проводилась огромная работа по сохранению памятников истории и культуры. Замечательной и заметной деятельностью занималось Историческое общество Нестора Летописца, организованное при Университете святого Владимира. Общество издавало краеведческую литературу, ходатайствовало о реставрации старинных памятников, занималось археологическими изысканиями, что помогало новым жителям города адаптироваться в Киеве, прививало любовь и уважение к «матери городов русских».

Статья из книги «Приветъ изъ Кiева»

© Издательство «Скай Хорс», 2011

© А. Анисимов



0

Ваша корзина

%d такие блоггеры, как: