Подольские голубятни

Еще библейский Ной выпустил эту птицу из своего ковчега на разведку и, увидев в ее клюве оливковую ветку, понял, что вода всемирного потопа стала отступать.
…Уже в восемь утра на Куреневском птичьем базаре собираются киевские голубеводы. У этих людей как бы две жизни: одна – жизнь обычного гражданина, а вторая – связанная с голубями. Это счастливые люди, потому что они имеют страсть, которой отдаются полностью.

kiev-golovyatni-P1010084

Трудно представить себе послевоенный булыжный Подол без голубятен. Особенно много их было в убогих частных застройках на узеньких улочках, петляющих как ручейки по горной гряде, называемой Кирилловской, которая растянулась вдоль улицы Фрунзе до самой Куреневки.
Почти в каждом подольском дворе стояли в то время деревянные голубятни, окрашенные в синий цвет, оттенки которого зависели от качества краски и времени нахождения на солнце. Голуби хорошо запоминают цвет своего дома и почему-то больше всего любят синий. Добротными были голубятни, на четырех столбах с высотой внутреннего помещения до шести метров!
Сегодня таких голубятен остались единицы. Впрочем, и самих старых немощеных подольских двориков с ветхими строениями, деревянными сараями и пышными палисадниками почти не осталось… Дворы преобразились, покрылись асфальтом и приобрели презентабельный вид. И само понятие двора как замкнутого пространства пропало. Почти все дворы стали проходными.
Сегодня сложно сегодня получить разрешение на строительство голубятни. Настоящее голубеводство – теперь прерогатива людей с достатком. Но даже в 50-е годы пара декоративных турманов (эти голуби могут кувыркаться в воздухе) стоила три месячные зарплаты. Содержание голубя тоже недешево. Спасал в то время расположенный рядом со Спасским причалом подольский элеватор, над которым постоянно кружили тысячи непородистых городских голубей. Мешок ворованного зерна пшеницы можно было приобрести за бутылку самогона с закуской. Причем самогон гнали из того же зерна.

kiev-golovyatni-P1010479

Голубеводы Подола

Тише люди, ради Бога, тише:
Голуби целуются на крыше,
Вот она, сама любовь, ликует,
Голубок с голубкою воркуют.
Старики, задумавшись, не дышат,
Вспоминают молодость свою,
Вспоминают, как они когда-то
Говорили ласково «люблю».
(Из уличного фольклора)

kiev-golovyatni-WP_20140928_12_24_08_Pro

Любители голубей, не имевшие голубятен, держали птиц на чердаках домов. До сих пор на чердаках заброшенных домов можно найти тарелочки, поилки, кормушки и деревянные жердочки с мелкими насечками от коготков.
Хотя еще в царские времена в Киеве существовали организованные «товарищества голубиного спорта», в послевоенное время о таких обществах не было и речи.
Голубеводством занимались любители-одиночки, а информацию о голубях получали от таких же любителей.
Голубей воровали: увидев, что на соседней улице поднялись голуби, голубевод прятал под рубашку несколько своих и бежал поближе к той улице. Выпустив птиц, возвращался домой и ждал, когда они вернутся и с собой чужих приведут.
Например, поднялось двенадцать, а село тринадцать. Крылья чужого голубя связывал ниткой и держал так неделю-другую, пока он не привыкал к новому жилищу. Цена выкупа обычно составляла половину стоимости птицы.
На птичьем базаре, что на Кожемяках, голубей и обменивали, и продавали.
Случалось такое, что проданный голубь возвращался домой. Неплохой способ заработка денег!
В голодные послевоенные годы, купив голубей, люди радовались, как дети, хотя ради этой покупки экономили на одежде и еде.

kiev-golovyatni-P1010371

Не последним человеком среди голубеводов был Андрей Степанович Кныш, имевший рост всего 110 сантиметров! Он умер в 2004 году на 85 году жизни. О своем друге детства вспоминает старейший киевский голубевод, инвалид войны, Михаил Иосифович Гофман.
«Андрей Кныш родился в 1920 году. Когда мальчику исполнилось 10 лет, стало ясно, что он больше не вырастет. Врачи поставили диагноз «гипофизарный нанизм». Люди с таким заболеванием обычно живут недолго, и очень удивительно, что Кныш прожил 84 года.
Голуби и канарейки были страстью всей его жизни и, возможно, в этом и был секрет его долголетия. Его голубятня находилась на пересечении улиц Фрунзе и Юрковской. Существует два понятия: «голубевод» и «голубятник». И если для второго голубь – это источник дохода, то голубевод – человек, вкладывающий всю душу в это дело. Он занимается селекцией, выводит новые породы, подбирает голубиные пары, выращивает потомство… Ради голубей он во многом себе отказывает. Таким был Андрей Степанович Кныш. Однажды его спросили, чем голуби похожи на людей. «Любовью», – ответил он. – Ведь недаром о хорошей, благополучной семье говорят: живут, как голубь с голубкой». Ведь привязанность в голубиных парах часто сохраняется на всю двадцатилетнюю птичью жизнь».

> Эта статья опубликована в книге Виталия Баканова «Забытые страницы киевского быта».

Все фотографии сделаны в Соломенском районе Киева.

© Виталий Баканов, 2011
© Издательство «Скай Хорс», 2011
Фотографии © GorodKiev.info, 2014-2015



0

Your Cart

%d такие блоггеры, как: