Оборона Киева. На дальних подступах

Контрудар механизированных корпусов Юго-Западного фронта не смог изменить общей обстановки в пользу СССР. Восстановив силы, группа армий «Юг» возобновила наступление на киевском стратегическом направлении и к 30 июня сумела захватить Ковель, Луцк, Ровно, Дубно, Львов. Прорыв немецких войск к Острогу и Ровно грозил Юго-Западному фронту тяжёлыми последствиями. К этому времени три стрелковых корпуса (7 дивизий) из резерва фронта заняли оборону севернее Луцка по р. Стырь и на рубеже Дубно – Кременец – Золочев протяжённостью 200 км. Однако между Луцком и Дубно остался незанятый промежуток, куда устремились 9 дивизий противника, в том числе 6 танковых и моторизованных. Против мощного танкового клина врага в районе Шепетовки оборонялась небольшая по численности группа генерала М. Ф. Лукина и остатки 9-го мехкорпуса. Командующему и штабу фронта было ясно, что реальных сил, способных остановить наступление танковой группы на киевском направлении, фронт не имел. Над войсками его левого фланга нависла серьёзная угроза удара в тыл с севера. Одновременно на юге крупная группировка готовилась к наступлению с территории Румынии. Эту опасность видела и Ставка. Оценив обстановку на Советско-германском фронте, Ставка Главного Командования 30 июня принимает решение: используя укреплённые районы на государственной границе 1939 года, организовать упорную оборону полевыми войсками с выделением в первую очередь артиллерийских противотанковых средств. В сложившейся обстановке командованием группы армий «Юг» было принято решение: преследуя противника по пятам, по возможности одновременно с отступающими войсками Юго-Западного фронта ворваться в укрепленные районы на старой государственной границе и сорвать любые попытки отхода войск фронта. Если бы это решение командования группы армий «Юг» было выполнено, то 1-й танковой группе, сосредоточившейся в районе Бердичев – Житомир, удалось бы выйти на оперативный простор. Главный удар был бы направлен на Бердичев, а 3-й моторизованный корпус должен был бы наступать через Житомир на Киев с задачей захватить плацдарм на восточном берегу Днепра. Командование 6-й армии должно было бросить вслед за 3-м моторизованным корпусом крупные силы пехоты и, кроме того, развернуть достаточные силы фронта на северо-восток для обеспечения северного фланга прорыва. Войскам Юго-Западного фронта за 8 суток надо было отойти на 200 км в глубь территории страны. На основе полученной директивы Военный совет Юго-Западного фронта принял решение и поставил задачу: 5-й армии отойти и занять Новоград-Волынский и Коростенский укреплённые районы; 6-й армии – Шепетовский и Староконстантиновский; 26-й армии – Проскуровский; 12-й армии отходить на рубеж реки Збруч. По утверждённому плану для отхода войск намечалось разное время: фланговым – 5-й и 12-й армиям в ночь на 1 июля, центральным – 6-й и 26-й – в ночь на 2 июля. Для Юго-Западного фронта начался новый и нелёгкий период боевых действий. Надо было суметь оторваться от наступающего противника, вывести части и соединения с минимальными потерями. Однако этому трудному и сложному искусству, каким является отход войск, советские командиры, соединения и части не обучались. Войска фронта, начавшие отход 1–2 июля, находились от рубежа укрепрайонов в 120–200 км. Передовые соединения немецкой 1-й танковой группы отделяло от УРа первой линии всего 25–50 км, а от Новоград-Волынского укрепрайона – 70–80 км. Для обеспечения отвода войск в укреплённые районы 5-я армия силами стрелкового и трёх механизированных корпусов 1 июля нанесла контрудар по левому флангу 1-й танковой группы, который лишь на два дня задержал противника в районе Ровно и Острога. Из-за этого 3-й моторизованный корпус, наступавший на северном фланге 1-й танковой группы, все время отставал от быстро продвигавшегося в центре 48-го моторизованного корпуса. 13-я танковая дивизия из района восточнее Луцка была брошена в обход через брешь, пробитую 48-м моторизованным корпусом в районе Дубно, и через Ровно вышла к р. Горынь. Что в это время происходило в тылу, на дорогах правого фланга фронта, видно из директивы Генерального штаба.

КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ КИЕВСКОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА О НАВЕДЕНИИ ПОРЯДКА В ТЫЛОВЫХ ЧАСТЯХ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЯХ

29 ИЮНЯ 1941 Г. 10 Ч. 20 МИН.
По донесению генерал-лейтенанта Иванова, все дороги, идущие от правого фланга фронта в тыл, особенно Новоград-Волынская магистраль, забиты неуправляемыми тыловыми подразделениями и машинами, загруженными красноармейцами и командирами, стремящимися уйти с фронта в тыл. В тыловых частях отсутствует дисциплина и организованность. Срочно наведите жесткий порядок в тылу. Организуйте тыловые подразделения и прекратите беспорядок в тыловых частях.
Н. ВАТУТИН № 0086 ЦАМО Ф. 48а. Оп. 3408. Д. 23. Л. 146. Подлинник.
Генеральный штаб в годы Великой Отечественной войны. Документы и материалы 1941 года С.55. «Терра» Москва 1997.
2 июля ожесточённое сражение произошло на рубеже р. Горынь. Сосредоточив в районе Острога крупные силы танков, соединения Клейста при поддержке бомбардировочной авиации форсировали р. Горынь. А затем, когда ими было установлено, что части 19-го механизированного корпуса и группа Лукина отходят на новый рубеж и оказывают сопротивление лишь сильными арьергардами, Рундштедт приказал Клейсту ускорить наступление, чтобы не дать возможности советским войскам занять оборону на новом рубеже.

Немецкий средний бомбардировщик-моноплан Heinkel HE 111

3 июля 6-й немецкой армии было приказано предпринять наступление дивизиями своего северного крыла на участке Людвиполь–Костополь– Колки в общем направлении на Сарны, предварительно выдвинув на рубеж р. Горынь подвижные части. Резервам ОКХ, сведенным в 51-й армейский корпус, предстояло следовать за 29-м армейским корпусом через Ровно. В этот день армии Юго-Западного фронта со- вершали отход в условиях активных действий частей противника и сильного воздействия врага с воздуха. На шепетовское направление Клейст послал 48-й моторизованный корпус. Впереди следовала 11-я немецкая танковая дивизия, которая в обход 213-й моторизованной дивизии вышла к Ше- петовке и в середине дня ворвалась в город. В рай- оне Шепетовки не было советских войск, поэтому обстановка в течение длительного времени оставалась невыясненной. Лишь 5 июля из донесения коменданта Новоград-Волынского укреплённого района Военному совету фронта стало известно, что Шепетовка занята противником. Своевремен ных мер по ликвидации прорвавшейся вражеской группировки предпринято не было, поэтому немецкие танковые части продолжали быстро приближаться к Бердичеву. 3 и 4 июля соединения группы Клейста продвинулись вперёд на житомирско-киевском на прав лении. А в это время Рундштедт приказал своим войскам нанести неожиданный удар по «линии Сталина» (укреплённые районы, построенные по старой границе), прорвать её в короткие сроки и стремительно выйти к Киеву. Удар должен был наноситься в узкой полосе (около 50–70 км). Согласно этому приказу, войска группы Клейста и армии Рейхенау с утра 5 июля возобновили наступление на стыке 5-й и 6-й армий. Под давлением группировок противника советские части были вынуждены отходить. Между армиями образовался разрыв, куда и устремился 3-й моторизованный корпус 1-й танковой группы. 6 июля были уточнены планы дальнейшего наступления группы армий «Юг». 3-й моторизованный корпус получил задачу наступать через Новоград-Волынский на Киев с целью захвата города и создания плацдарма на левом берегу Днепра. 48-й моторизованный корпус после прорыва обороны советских войск в районе Бердичева должен был нанести удар через Белую Церковь в общем направлении на Кировоград. В то же время крупным силам, сосредоточенным на внутренних флангах 6-й и 17-й армий, приказывалось после прорыва в районе Бердичева наступать в юго-восточном направлении с целью окружить войска Юго-Западного фронта во взаимодействии с 11-й армией. Северное крыло 6-й армии наступало, имея в первом эшелоне 29-й армейский корпус (три дивизии) и на уступах влево и вправо, соответственно, 17-й (четыре пехотные дивизии) и 51-й армейские корпуса (четыре пехотные дивизии). Первоочередная задача этих корпусов состояла в том, чтобы, создав заслон севернее рубежа Новоград-Волынский – Житомир, прикрыть от ударов 5-й армии шоссе, имевшее жизненно важное значение для движения танковых и моторизованных соединений, а также для снабжения войск. Это дало бы возможность противнику обеспечить непрерывность наступления, так как к востоку от р. Горынь, в стороне от шоссе, движение было затруднено сложными условиями местности и Новоград-Волынский стал «игольным ушком», через которое проходило снабжение всего северного крыла группы армий, и прежде всего 1-й танковой. В процессе отхода ухудшилась обстановка в советской 6-й армии. Её командующему не удалось организовать твёрдое управление войсками. Оценив сложившуюся к исходу 6 июля ситуацию, Военный совет фронта отдал частные боевые приказы армиям ускорить отход на линию старых укреплённых районов и прочно закрепиться на них. 6-й армии было приказано: «Отойти главными силами к исходу 7.07.41 г. на северное крыло Остропольского укреплённого района. В дальнейшем в течение 8–9.07.41 г. перегруппировать свои силы к северу, прочно занять и оборонять Новоград-Волынский укреплённый район». Приказ Военного совета фронта генералу Музыченко не в полной мере отвечал положению ударной группировки противника на житомирско-киевском направлении и состоянию соединений 6-й армии. Отход последних из-за необходимости ведения напряжённых арьергардных боёв осуществлялся медленно. Они не могли оторваться от противника, а им предстояло ещё, согласно приказу, произвести перегруппировку вдоль фронта. Коростенский, Новоград-Волынский, Летичевский укреплённые районы, ещё в 1930-е годы построенные на старой государственной границе, к началу июля 1941-го не были боеготовными в полной мере. Вместе с Могилёв-Подольским, вышеперечисленные УРы на 28 мая 1941 года имели 1290 оборонительных сооружений. Усиленная стрелковыми дивизиями, эта укреплённая линия могла стать серьёзным препятствием на пути противника. Правда, в системе укрепрайонов имелись разрывы, достигавшие 30–40 км. Командование фронтом делало всё возможное, чтобы остановить врага. 22-й и 9-й механизированные корпуса, выведенные в резерв командующего 5-й армии, должны были после марша сосредоточиться юго-западнее и южнее Коростеня, то есть ближе к новоград-волынскому направлению автомагистрали, связывающей этот пункт с Житомиром. 19-й мехкорпус должен был оставаться в занимаемом районе. Все соединения резерва 5-й армии получили задачу подготовить контратаки в направлении Новоград-Волынского и восточнее его для перехвата автомагистрали между Новоград-Волынским и Житомиром. Кроме того, от них требовалось подготовить отсечные позиции фронтом на юг. Создавалась оперативная группа полковника Бланка в составе 228-й, 206-й стрелковых дивизий, 109-й моторизованной дивизии, Новоград-Волынского УРа и других частей, оказавшихся в полосе укрепрайона. Позднее в группу Бланка была включена 1-я артбригада. Группе Бланка ставилась задача упорно оборонять рубеж (иск.) клх. «Дмитровка» – Новоград-Волынский – Рогачев, не допуская прорыва противника на восток. Новоград-Волынский УР занимал фронт протяжением 120 км по линии клх. «Варваровка» – Чижовка – Новоград-Волынский – Новомиропольск – Коростка, прикрывая подступы к Киеву с запада. Передний край УРа проходил в основном по правому берегу реки Случь, отклоняясь от нее лишь на 10 км к востоку на правом фланге, на участке клх. «Варваровка» – клх. «Вершница» и к западу на 4 км в районе Новоград-Волынского, где он проходил по линии Элизабет – колхоз «Натальевка» – роща 2,5 км западнее Новоград-Волынского – Суслы. На удалении 16–20 км от переднего края главной полосы УРа, западнее Новоград-Волынского, в 1938–1939 гг. был построен отдельный передовой узел обороны УРа в районе Красиловка – Дедовичи – Ярунь, в котором насчитывалось 55 долговременных сооружений. В них не было внутреннего оборудования и стационарного вооружения. Всего в Новоград-Волынском УРе имелось 216 долговременных огневых точек со средней плотностью 1,8 ДОТа на 1 км фронта. ДОТы были расположены в одну линию и лишь в районе Новоград-Волынский – Новомиропольск – в 2-3 линии, эшелонируясь до 4 км в глубину.

До войны постоянный гарнизон УРа содержался по сокращённому штату и состоял из одного пулемётного батальона четырёхротного состава и 10 взводов капонирной артиллерии, которые на М2 должны были развернуться в 4 пулемётных батальона и 20 взводов капонирной артиллерии. 25 июля, после призыва приписного состава по мобилизации, УР был развёрнут. Кроме того, за счёт отошедших в укрепрайон подразделений с фронта был дополнительно сформирован 5-й батальон. Из табельного вооружения в Новоград-Волын- ском УРе имелось 76-мм орудий – 39, станковых пулемётов «Максим» – 423, ручных пулемётов – 212. В полосу действия 5-й армии входил не весь Нов о- град-Волынский УР, а только его северная часть протяженностью около 60 км. На долю войск 5-й армии приходилось около 50 процентов долговременных сооружений и табельного вооружения, или ДОТов – 210, 76-мм орудий – 20, станковых пу ле мё тов – 210, ручных пулемётов – 110. Слабыми местами в системе обороны УРа были: – малочисленность гарнизона (1 пульбат на 30 км фронта), что не обеспечивало занятия его войсками всех ДОТов; – недостаточная насыщенность капонирной ар- тил лерией (1 орудие на 3 км фронта) и отсутствие противотанковых орудий и препятствий. Это делало УР слабым в противотанковом отношении; – отсутствие в полосе укрепрайона траншей и ДЗОТов, а также противотанковых препятствий. Это, в свою очередь, делало УР слабо подготовленным к обороне полевыми войсками; – отсутствие подземных линий связи не обеспечивало надёжного управления подразделениями УРа в бою. Несмотря на наличие этих недочётов, Новоград-Волынский укреплённый район при условии заблаговременного занятия его полевыми войсками мог значительно усилить устойчивость обороны. Но к самостоятельным действиям, особенно против мотомехвойск, он не был подготовлен. С первых дней войны принимались меры по приведению укрепрайона в боевую готовность: ДОТы приводились к готовности, занимались гарнизонами, устанавливалось табельное вооружение и подвозились боеприпасы. Полностью завершить эту работу к началу боёв не удалось. В частности, передовой узел обороны из-за нехватки табельного вооружения и штатных подразделений УРа был занят стрелковыми батальонами 206-й стрелковой дивизии 7-го стрелкового корпуса. Этот узел, занятый с утра 5 июля отходящими частями 19-го мехкорпуса и подразделениями 206-й стрелковой дивизии, был в тот же день прорван частями 14-й танковой дивизии противника, которые, преследуя остатки 19-го мехкорпуса, к исходу дня вышли к переднему краю УРа на западной окраине Новоград-Волынского. Утром 6 июля немцы предприняли попытку с ходу овладеть Новоград-Волынским, но их атака была отбита. Части 14-й танковой дивизии вынуждены были на сутки приостановить наступление для подготовки последовательного подавления и уничтожения ДОТов с применением тяжёлой артиллерии и авиации. К 7 июля, 14-й танковой дивизии и 215-й мотодивизии 3-го мотокорпуса совместно с подтянутой к ним 299й пехотной дивизии при поддержке тяжёлой артиллерии и авиации, удалось подавить несколько ДОТов на западной окраине Новоград-Волынского. Части 13-й танковой дивизии противника во второй половине дня 7 июля вышли южнее Новоград-Волынского к реке Случь и форсировали её в районе Гульска. Дальнейшее продвижение немецких войск на северном фасе укрепрайона было задержано упорным сопротивлением частей УРа и полевых войск.

На южном фасе Новоград-Волынского УРа, входившего в полосу 6-й армии, к исходу 7 июля сложилась ещё более тяжёлая обстановка. 48-й мотокорпус и 55-й армейский корпус противника, отбрасывая к востоку и юго-востоку части 36-го и 49-го стрелковых корпусов 6-й армии, 7 июля вышли к реке Случь. 11-я танковая дивизия врага, прорвав линию долговременных сооружений Новоград-Во- лынс кого УРа в районе Новомиропольска, устремилась на Бердичев. У полковника Бланка не осталось времени для создания более целесообразной группировки и, вероятно, поэтому отданный им в 23 часа 7 июля приказ лишь фиксировал положение частей и закреплял за ними участки, которые они фактически занимали к вечеру 7 июля. В этом боевом приказе не получила должного отражения идея сосредоточения основных усилий на участке Новоград-Волынский – Гульск, который был наиболее важным в системе обороны НовоградВолынского УРа. Утром 8 июля 13-я танковая дивизия противника, форсировав реку Случь у Гульска, прорвала линию ДОТов и развивала удар на Бронники. В 13 часов, когда части 13-й танковой перерезали шоссе в районе Бронников, 19-й мехкорпус по приказу командующего 5-й армии контратаковал прорвавшиеся вражеские части и отбросил их. При повторной атаке в 15 часов 19-й мехкорпус успеха не имел и, понеся большие потери, к 23 часам 8 июля отошёл в район Романовки. Таким образом, к вечеру 8 июля Новоград-Волынский УР был прорван на большей части фронта. 3-й мотокорпус противника устремился на Житомир, а 48-й моторизованный корпус ещё к исходу 7 июля захватил Бердичев. Войска группы Бланка продолжали удерживать участок УРа севернее Новоград-Волынского, а глав ные силы 5-й армии завершали отступление на Коростенский УР. Отходом войск армий на линию укреплённых районов по старой государственной границе и прорывом войсками противника Новоград-Волынского УРа закончилось приграничное сражение ЮгоЗападного фронта, перешедшее затем в ожесточённую битву под Киевом.

• • •
Ударная группировка немцев, преодолела приграничный оборонительный рубеж за 17 суток (с 22 июня по 8 июля) и продвинулась в полосе 5-й армии в глубь советской территории на 300 км со средним темпом 18 км в сутки. Подвижные соединения противника (3-й и 48-й мотокорпуса), выйдя к линии укреплённых районов на старой государственной границе и прорвав её на участке НовоградВолынский – Новомиропольск, с захватом Житомира и Бердичева, заняли выгодное положение для дальнейшего развития наступления к реке Днепр. Следовательно, первая задача Юго-Западного фронта – не допустить противника в глубь советской территории – и вторая – разгромить прорвавшуюся на дубненско-ровенском направлении подвижную вражескую группировку контрударами советских мехкорпусов – не были выполнены. Но, несмотря на благоприятный для противника исход приграничного сражения на южном стратегическом крыле советско-германского фронта, контрудар Юго-Западного фронта, нанесённый пятью механизированными корпусами по 1-й танковой группе, задержали её в районе Луцк – Дубно – Ровно на 8 суток (с 24 июня по 1 июля). Это стало началом срыва запланированного немецким командованием стремительного рейда подвижных соединений на Киев и одновременного обхода с востока всей правобережной группировки советских войск в целях её разгрома западнее реки Днепр. Это была первая трещина в стратегии блицкрига в самом начале её осуществления: немецкое командование не достигло даже и оперативных целей. Перед северным крылом группы армий «Юг» не была разбита 5-я армия, и её войска, избежав разгрома, организованно отошли на Коростенский УР. Они сохранили свободу маневра и заняли выгодное, нависающее положение относительно левого фланга и тыла ударной группировки противника. Перед южным крылом своей ударной группировки немецкое командование не смогло осуществить окружение и разгром 6-й и 26-й армий. Тем не менее, танковые соединения группы Клейста, о чём было известно в штабе фронта, отсекали южный сектор Новоград-Волынского укреплённого района от главных сил 6-й армии. Для уничтожения прорвавшихся танков противника генерал Музыченко во второй половине дня 8 июля выдвинул в направлении Бердичева части 15-го и 4-го механизированных корпусов, в которых насчитывалось 190 танков и бронемашин. Командующий фронтом решил вначале перебросить в район Бердичева 22-й механизированный корпус 5-й армии. Позже он отменил это решение, рассчитывая использовать корпус для нанесения контрудара с севера во фланг 3-го моторизованного корпуса. Прорыв немецких танков в районе Бердичева беспокоил Ставку Главного Командования. Во-первых, противник мог сорвать перегруппировку и перевозку войск (19-я и 16-я армии, 5-й кавалерийский и 16-й механизированный корпус) с юго-западного направления на западное. Во-вторых, немецкие войска могли сорвать отход войск Юго-Западного фронта на линию старых укреплённых районов. Поэтому Ставка в тот же день приказала генералу Кирпоносу немедленно уничтожить прорвавшуюся группу противника и не допустить дальнейшего прорыва танков через укрепрайон. Начавшиеся 7 июля в районах Новоград-Волынского и Бердичева напряжённые бои с немецкими танковыми и моторизованными соединениями продолжались с неослабевающей силой в течение нескольких дней. Главная опасность по-прежнему исходила от 1-й танковой группы Клейста. На киевском направлении рвался к Днепру 3-й моторизованный корпус, он-то и мог упредить советские войска в выходе к укреплённым районам. Южнее его к Шепетовке в стык между Новоград-Волынским и Летичевским УРами прорывался 48-й моторизованный корпус. Поскольку группа армий «Юг» в начальный период войны не достигла ближайшей стратегической цели на южном крыле советско- германского фронта, перед ней стояли прежние задачи: овладеть Киевом, захватить плацдармы на восточном берегу Днепра и одновременно левым крылом (1-я танковая группа и 6-я армия) совершить глубокий охватывающий маневр через Белую Церковь в юго-восточном направлении, а затем всеми своими силами окружить, расчленить и уничтожить советские войска на Правобережной Украине.

Продолжение в части 2

Статья из книги «Оборона Киева. КиУР 1941»

© Издательство «Скай Хорс», 2011

© В. Павлик



0

Ваша корзина

%d такие блоггеры, как: