Оборона Киева. На дальних подступах ч. 2

Начало в части 1

С целью срыва дальнейшего продвижения немецких танков в район Бердичева 8 июля была переброшена из Острополя 3-я артиллерийская противотанковая бригада, которая оборудовала противотанковый район южнее города. Ворвавшиеся в Бердичев вражеские танки были контратакованы частями 15-го механизированного корпуса. В середине дня в Казатине стали выгружаться первые эшелоны 16-го механизированного корпуса. По мере выгрузки они выдвигались к городу и с ходу вступали в бой. К западу от Бердичева во фланг 11-й танковой дивизии наносили удар части 4-го механизированного корпуса. Все войска, действовавшие в этом районе, были объединены в бердичевскую группу, командующим которой был назначен командир 16-го механизированного корпуса комдив А. Д. Соколов. Сводные отряды 15-го механизированного корпуса во главе с командиром 10-й танковой дивизии генералом Огурцовым были включены в состав бердичевской группы. Её части и другие соединения, действовавшие на правом фланге 6-й армии, на отдельных участках вклинились в расположение противника, нанесли ему урон и задержали дальнейшее продвижение. В то время, когда войска 6-й армии вели бои в районе Бердичева и Староконстантинова, войска 5-й армии под прикрытием арьергардных частей и отрядов заграждения основными силами отходили в Коростенский укреплённый район. Планируя отход на Коростенский УР, командование 5-й армии располагало о нём следующими данными – Коростенский УР занимал фронт Рудница – Белокоровичи – Белка. Станция Фонтанка протяжённостью 130 км, прикрывая Киевский УР с северо-запада. В УРе насчитывалось 439 долговременных сооружений, построенных в период 1931–1934 гг., из них основная масса – 427 ДОТов – были пулемётные, и лишь 12 – артиллерийские. Имелось также 14 КП и НП и одно убежище. В период 1938–1939 гг. были построены ещё 14 артиллерийских ДОТов, но они не были вооружены. Большая часть ДОТов находилась в первой полосе, имевшей глубину от 1,5 до 3 км. Они располагались в одну-две и лишь местами в три линии. На вооружении УРа было 16 орудий 76-мм калибра, 919 станковых и 309 ручных пулемётов. В целях прикрытия промежутка между Коростенским и Новоград-Волынским УРами в районе Эмильчино, на удалении 25 км от первой полосы и впереди неё, был дополнительно построен узел обороны. Он находился на уступе впереди, то есть несколько западнее и левее Коростенского УРа. Полевое оборудование Коростенского УРа состояло из 20 тыс. погонных метров траншей и ходов сообщения, а также 120 км проволочных препятствий, но как первые, так и вторые пришли в негодность. Линии связи проходили в основном над землёй. Подземных линий связи было 88,6 км, а этого не хватало даже для обеспечения надёжного управления в звене «батальон – рота – ДОТ». Основным недостатком Коростенского УРа было плохое оснащение артиллерийским вооружением, отсутствие противотанковых препятствий, необеспеченность системы управления. В целом, Коростенский укрепленный район мог усилить оборону полевых войск в противопехотном отношении, но был слаб в противотанковом, хотя лесистая местность в полосе УРа затрудняла применение противником танков и авиации.
Сохранив боевую способность, соединения генерала Потапова к исходу 8 июля заняли главную полосу укреплённого района. Войска левого фланга армии вели в тот день напряжённые бои с частями 3-го моторизованного корпуса и пехотными соединениями армии Рейхенау в северном секторе Новоград-Волынского укреплённого района. Здесь оборонялись подразделения 5-й артиллерийской противотанковой бригады и оперативная группа под командованием полковника М.И. Бланка, сильно ослабленные в предыдущих боях. Вечером 8 июля немецкое командование сухопутных войск отправило Рундштедту приказ «о завершении окружения «мешка», образующегося перед фронтом 17-й армии, и о продвижении левого крыла группы армий на Киев». С утра 9 июля 3-й моторизованный корпус должен был наступать на Житомир тремя дивизиями, следующими одна за другой. Северный фланг 6-й армии Рейхенау продвигался вслед за ними. Вся эта группировка получила задачу овладеть Киевом с ходу. Утром 9 июля командующий группой армий «Юг» получил из Берлина «разъяснение»: «Следует попытаться произвести стремительный удар на Киев, однако если город не удастся внезапно захватить, то не следует ввязываться в затяжные бои». Вслед за приказом в штаб группы прибыл Браухич. Он потребовал от командования принять меры по ускорению продвижения войск группы армий «Юг» и разгрому советских войск к западу от Днепра. Ставка Главного Командования приказала генералу Кирпоносу к утру 9 июля отвести войска в укреплённые районы и закрепиться в них. Ставка указала на необходимость прикрытия промежутков между опорными пунктами УРов артиллерийско-пулемётным огнём, а также противотанковыми и противопехотными заграждениями. С этой целью для усиления укрепрайонов передавалось восемь артиллерийских полков РГК. Одновременно с этим Ставка Главнокомандующего потребовала от Военного совета фронта контрударами 5-й и 6-й армий с севера и юга ликвидировать прорыв немецких подвижных соединений и восстановить положение по р. Случь. Для исполнения приказа Ставки генерал Кирпонос утром 9 июля приказал командующему 5-й армией, прикрываясь с востока Новоград-Волынским укреплённым районом, силами 31-го стрелкового, 9-го и 22-го механизированных корпусов нанести контрудар в южном направлении. Генералу Музыченко было приказано, удерживая южную часть Новоград-Волынского УРа, 49-м стрелковым корпусом осуществить удар из района Любара на север. В докладе Военному совету фронта о готовности своей армии к выполнению поставленного приказа генерал Музыченко обратил внимание на весьма неудачную разграничительную линию между 5й и 6-й армиями. Он предлагал провести разграничительную линии таким образом, чтобы НовоградВолынский укрепрайон был полностью в 5-й армии и чтобы её командование возглавило руководство обороной Житомира. Но Военный совет не принял этого правильного предложения. И как следствие – самое опасное направление наступления группы армий «Юг» по-прежнему проходило по стыку 5-й и 6-й армий.

Расчеты зенитных пулеметов прикрывают боевые позиции

Пока выделенные для контрудара соединения готовились к наступлению, основные силы ЮгоЗападного фронта 9 июля вели бои на рубеже Симоновичи – Белокоровичи – западнее Житомира – Бердичева – Острополь – Проскуров – севернее Каменца-Подольского. Рано утром немцы перешли в наступление на Житомир. В это же время группа полковника Бланка (2500 человек) и сводный отряд 9-го механизированного корпуса (1500 человек, три танка, один бронепоезд и несколько орудий) контратаковали противника и отбросили его за шоссе Новоград-Волынский – Житомир. Но вскоре в этот район подошли главные силы 298-й, 299-й и 44-й пехотных дивизий армий Рейхенау. После мощной артиллерийской и авиационной подготовки эти соединения перешли в наступление на НовоградВолынский. Группа Бланка не смогла задержать врага. Вскоре город был захвачен противником. Немцы увеличивали темп наступления: 3-й моторизованный корпус был на подступах к Житомиру, а 48-й и 14-й моторизованные корпуса стремились сломить сопротивление советских войск в районе Бердичева и окружить 6-ю, 26-ю и 12-ю армии. 10 июля соединения 5-й армии начали наносить контрудар в общем направлении на НовоградВолынский. Первыми перешли в наступление 195-я и 193-я стрелковые дивизии 31-го стрелкового корпуса, днём нанесли удар части 9-го и 22-го механизированных корпусов, и лишь вечером атаковал противника остатками 19-й мехкорпус. После прошедших боёв войска были сильно ослаблены и имели очень мало танков. В 193-й и 195-й стрелковых дивизиях насчитывалось по 3500 человек и около 30 орудий в каждой. В 22-м корпусе, которым с 25 июня командовал генерал-майор танковых войск В.С.Тамручи, было всего лишь 33 танка, в 19-м – 35 танков и в 9-м механизированном корпусе – 66. Но, несмотря на это, советские войска разгромили противостоящие им пехотные части противника, подошли к Новоград-Волынскому и перерезали шоссе, идущее на Житомир, создав угрозу выхода в тыл соединениям 1-й танковой группы. Наибольшего успеха достиг 9-й механизированный корпус, который нанёс удар по слабо укреплённому стыку 298-й и 44-й пехотных дивизий. Вклинившись в позиции противника, части корпуса нанесли удары во фланги этих дивизий. О характере боев в этот период свидетельствует оперативная директива штаба Юго-Западного фронта.

Оперативная директива № 0055. Штаб ЮЗФ Бровары. 11.07.41 г. 19.30 Карта 500 000
1. Противник, сосредоточив основные силы мехсоединений и авиации на направлении Житомир – Киев, пытается добиться решительного успеха, главным образом, усилиями этих соединений. Одновременно его крупные мехчасти наступают в направлении Бердичева. Перед правым флангом и центром 5 А и всем фронтом 26 и 12 А противник оставил незначительные силы. 2. Основная задача Юго-Западного фронта – закрыть прорыв в районах Новоград-Волынский и Нв. Мирополь, отрезать прорвавшиеся на Житомир, Бердичев мехсоединения противника и уничтожить их. 3. 5 армия продолжает с утра 12.07. решительное наступление левым флангом с целью ликвидировать прорыв в районе Новоград-Волынский. Одновременно подготовить и по мере готовности перейти в наступление: а) 15 ск (135 сд, 62 сд, корп. Части 15 ск) с рубежа Крапивня – Турчинка вдоль шоссе на Житомир; б) 87 сд из района Малина в направлении Радомышль. Общая задача 15 ск и 87 сд – выйти на шоссе Житомир – Киев, смелыми действиями уничтожить тылы противника и лишить его подвоза и эвакуации. Граница слева – Козаровичи, Радомышль, Черняхов, Мархлевск, Аниополь. 4. 6 армии, подчинив себе 16 мк, перейти с 15.00 12.07. из района Игнатовка в направлении Романовка с задачей закрыть к исходу 13.07 прорыв в районе Нв. Мирополь. Со стороны бердичевской группы противника прикрыть свой правый фланг силами 14 кд и 213 мсд. Танки 16 мк использовать как танки поддержки пехоты. Граница слева – Белая Церковь, Гулевцы, Острополь, Базалия.

5. Управлению 26 армии, передав все части 12 армии, перейти к исходу 13.07. Переяслав с задачей объединить управление войсками на восточном берегу р. Днепр. 6. 12 армии с переданными частями 26 армии, опираясь на Летичевский УР, продолжать удерживать фронт Острополь – Летичев – Марьяновка. Граница слева – прежняя. 7. Киевскому УР с 2-мя бригадами 2 вдк прочно удерживать занимаемый фронт (Киевский УР и переправы у Киева). 8. ВВС фронта: а) самостоятельными действиями продолжать уничтожение мотомехгруппы противника, прорвавшейся через Житомир на Киев; б) частью сил разгромить мехчасти противника в районе Романовка – Любар – Краснополь, содействуя этим наступлению 6 армии; в) прикрыть от ударов с воздуха Киевский УР и переправы через р. Днепр. 9. Штаб ЮЗФ – Бровары.
Командующий войсками ЮЗФ генерал-полковник Кирпонос Член Военного совета фронта Хрущев Начальник штаба фронта генерал-лейтенант Пуркаев
На следующий день войска 5-й армии продолжали наступление и, несмотря на ожесточённое сопротивление противника, вновь продвинулись вперёд. Угрожающее положение, создавшееся для левого фланга и тыла группы Клейста, вынудило Рундштедта вводить в сражение в районе НовоградВолынского и юго-восточнее от него новые части 6-й армии и поворачивать на северо-запад соединения 3-го моторизованного корпуса (25-ю моторизованную дивизию и дивизию СС «Адольф Гитлер»). С целью срыва наступления войск 5-й армии враг применил крупные силы авиации. В войсках Красной Армии после длительных маршей выходили из строя танки и тракторы-тягачи, в артиллерийских частях недоставало бронебойных снарядов, у многих бойцов 31-го стрелкового корпуса не было малых лопат, оставленных ещё в казарме. Всё это создавало дополнительные трудности при закреплении местности. Вследствие чего противнику удалось остановить продвижение частей 5-й армии, а затем и потеснить их. Контрудар 5-й армии сыграл важную роль в срыве замысла врага по захвату Киева с ходу. Командование группы армий «Юг» было вынуждено оттянуть крупные силы с киевского направления, ослабив тем самым свой главный удар. Отойдя за Житомирское шоссе, части советских механизированных корпусов закрепились и до 17 июля вели активные бои на этом рубеже. Ещё ранее директивным письмом Ставки Верховного Командования № 01 от 15.07.1941 г. механизированные корпуса были расформированы. (Приложение 10.)
• • •
До 9 июля корабли Пинской флотилии совместно с разрозненными частями 4-й армии Западного фронта обороняли Пинск, Лунинец и Туров. 10 июля они сосредоточились на Припяти (от Турова до Дорошевичей). Штаб флотилии в это время имел непосредственную связь с командованием сухопутных войск, действовавших в Полесье, а также связь взаимодействия со штабами Юго-Западного фронта и 21-й армии Западного фронта. Совместной директивой Народного комиссара ВМФ адмирала Н.Г.Кузнецова и начальника Генштаба генерала армии Г. К. Жукова которую подписали 11 июля, флотилия была разделена на три отряда: Березинский, Припятский и Днепровский. Березинский и При- пятс кий отряды были подчинены командующему Западным фронтом, а Днепровский – командующему Юго-Западным фронтом. В состав отряда вошли мониторы «Левачев», «Флягин», канонерские лодки «Верный», «Передовой», «Димитров», «Кремль», «Кременчуг», 7 бронекатеров, дивизион тральщиков и две зенитные плавбатареи.

Командиром Днепровского отряда кораблей был назначен капитан 1-го ранга И. Л. Кравец. Военкомом у него был полковой комиссар Н. А. Шохин. Непосредственное руководство канонерскими лодками, сведенными в дивизион, осуществляли командир дивизиона капитан-лейтенант Л. Д. Анастасьев и его заместитель по политической части старший политрук Ф. Г. Шаповалов. В июле с Дуная перешли на Днепр и вошли в состав флотилии мониторы «Ростовцев» и «Жемчужин». Для удобства и стабильности управления боевыми действиями штаб флотилии в середине июля был развернут в Киеве. Отсюда он поддерживал постоянную связь со штабами отрядов кораблей, развернувшихся на Березине, Припяти и Днепре, а также связь со штабами Юго-Западного фронта и армий, в зоне которых действовали эти отряды. С 10 июля 1941 года Пинская флотилия оперативно подчинялась командующему Юго-Западного фронта, а отряды кораблей – командующим армиями, которым оказывали содействие. Перед Пинской флотилией командованием Юго-Западного фронта были поставлены следующие задачи: – артиллерийская поддержка сухопутных войск на предмостных позициях в районах переправ Юго-Западного фронта на Днепре, Припяти, Березине и Десне; – артиллерийская поддержка флангов сухопутных войск на киевском оперативном плацдарме Юго-Западного фронта; – нарушение переправ войск противника и обеспечение переправ своих войск; – прикрытие стыка войск Западного и Юго-Западного фронтов на Припяти. Кроме решения этих задач, флотилия в сентябре 1941 года выделяла отряды моряков для усиления сухопутных войск на южном фланге Киевского укреплённого района и юго-западнее Нежина. К 13 июля Днепровский отряд кораблей сосредоточился южнее Киева в районе Триполье – Ржищев – Канев у переправ войск левого крыла Юго-Западного фронта. Мосты и переправы у Триполья, Ржищева, Канева, Черкасс подвергались частым налётам немецкой авиации. Поэтому первой боевой задачей, поставленной перед Днепровским отрядом кораблей, было прикрытие этих мостов и переправ. В дальнейшем эта задача дополнилась приказом не допустить переправы немецких войск на левый берег Днепра.
• • •
В районе Бердичева контрудар по соединениям 48-го и 14-го моторизованных корпусов наносил 16-й механизированный корпус. 11 июля корпус в Бердичеве контратаковал 11-ю танковую и 60-ю моторизованную немецкие дивизии. Вместе с ним наступал сводный отряд 15-го механизированного корпуса. Левее наносила контрудар по 16-й танковой и 16-й моторизованной дивизии в районе Краснополя сводная группа 6-й армии, созданная по решению командующего фронтом из частей 49-го, 36-го и 37-го стрелковых корпусов. Стык этих двух групп прикрывали части 4-го механизированного корпуса, усиленного 211-й воздушно-десантной бригадой и 637-м стрелковым полком. Эти бои имели ожесточённый и напряжённый характер. Противник рассчитывал ударом через Бердичев отрезать армии Юго-Западного фронта от Днепра и уничтожить их. Перед советскими войсками стояла задача не допустить этого и разгромить вражескую группировку, вклинившуюся в район. Сражения в районе Бердичева продолжались до 15 июля. Лишь вследствие угрозы окружения с востока, в связи с выходом соединений 14-го моторизованного корпуса в Сквиру, бердичевская группа войск отошла через Казатин и Ружин на юго-восток. Большую роль в срыве намерений противника по овладению Киевом с ходу и в ослаблении его ударной группировки в целом сыграла 5-я армия, организовавшая упорную оборону в Коростенском укреплённом районе. В этот укрепрайон, согласно приказу генерала Потапова, 9 июля отошли части 15-го стрелкового корпуса под командованием генерала И. И. Федюнинского и 200-я стрелковая дивизия полковника И. И. Людникова. Туда же из пограничных укреплений были переброшены пять (4, 54, 55, 142-й и 224-й) пулемётных батальонов, недостаточно обеспеченных вооружением и боеприпасами. В связи с тем, что часть оружия из ДОТов была вывезена весной 1941 года на новую границу, в оборонительных сооружениях пришлось устанавливать полевую артиллерию, а войска учить вести огонь из нее.

В целях сосредоточения управления войсками, занимавшими укреплённый район в одних руках, 11июля генерал Потапов подчинил 200-ю стрелковую дивизию командиру 15-го стрелкового корпуса. 15-й стрелковый корпус, занимавший Коростенский укреплённый район, успешно сражался с врагом. Командование группы армий «Юг» сосредоточило крупные силы армий Рейхенау, чтобы захватить этот УР, доставлявший много хлопот не только группам армий «Юг», но и фельдмаршалу фон Боку. Занимая серединное положение между этими группами армий, Коростенский укрепрайон в равной степени создавал постоянную угрозу для фланга и тыла каждой из них. Эта угроза явилась одной из причин, обусловивших принятие командованием Германии нового решения о продолжении операций на Востоке, которое уже после войны немецкие генералы назвали «главным роковым решением». Но к такому выводу пришли намного позже, а в июле 1941 года передовые части 3-го моторизованного корпуса, рвавшиеся к Киеву, подошли к рубежу р. Ирпень. В ночь на 10 июля разведывательные подразделения 13-й танковой дивизии вышли к левому берегу р. Ирпень и заняли село Луки за три километра на юг от Житомирского шоссе, что позволило им приблизиться к Киевскому укреплённому району. Только здесь на оборонительном рубеже, созданном войсками гарнизона и населением Киева, враг наконец-то был остановлен. Несмотря на то, что войскам Юго-Западного фронта не удалось окружить и разгромить вклинившуюся ударную группировку противника, они нанесли ей большие потери и на несколько дней задержали её продвижение в глубь Правобережной Украины. На ближних подступах к Киеву был скован 3-й моторизованный корпус, в районе Фастова – 14-й моторизованный корпус и в районе Бердичева – 48-й моторизованный корпус, то есть все соединения танковой группы Клейста втянулись в затяжные бои. Они несли большие потери и в течение нескольких дней топтались на месте. В середине июля войска группы армий «Юг» были не только временно остановлены, но и вынуждены на отдельных участках фронта отражать мощные контрудары советских войск.

Задержка войск 6-й армии и 1-й танковой группы в районе Новоград-Волынского, Житомира и Бердичева позволила Военному совету Юго-Западного фронта выиграть время для усиления обороны на подступах к Киеву и в самом городе, укрепить положение 5-й армии в Коростенском укреплённом районе и вывести из-под флангового удара войска 6-й, 26-й и 12-й армий. Войска Юго-Западного фронта на начальном этапе войны вели оборону более организованно, чем соединения Северо-Западного и Западного фронтов, и осуществляли отход, как правило, только по приказу Ставки. Несмотря на большое желание и настойчивые попытки, противнику так и не удалось окружить войска Юго-Западного фронта. Об этом с горечью и сожалением пишут немецкие генералы. «Ведя тяжелые кровопролитные бои, – отмечал генерал Бутлар, – войска группы армий «Юг» могли наносить противнику лишь фронтальные удары и теснить его на восток. Моторизованным немецким соединениям ни разу не удалось выйти на оперативный простор или обойти противника, не говоря уже об окружении сколько-нибудь значительных сил русских». Генерал А. Филиппи после войны написал: «На самом деле русские наносили свои удары крупными силами, нередко даже при поддержке танков. Яростно атаковали они немецкие боевые порядки пехотой на автомашинах, не считаясь при этом с большими потерями. Если же они сами подвергались нападению, то умело отходили, не принимая боя. В целом русские показали себя стойким противником, отличающимся упорством, владеющим всеми приемами маскировки и военной хитрости, умеющим немедленно использовать любую благоприятную возможность и не в последнюю очередь своеобразные природные условия Припятской области».

Статья из книги «Оборона Киева. КиУР 1941»

© Издательство «Скай Хорс», 2011

© В. Павлик



0

Ваша корзина

%d такие блоггеры, как: