Киевский быт. О канализации, общественных туалетах и французской парфюмерии

В 1890 году Киевская городская дума утвердила начало строительства городской канализации. А предыстория такова. В своем отчете за 1887 год председатель санитарной комиссии Киева доктор Алексей Лесков обрисовал такую безрадостную картину:
1. Санитарное состояние дворов неудовлетворительное, и основная причина тому – отсутствие канализации в городе, что и объясняет наличие всяких нечистот в усадьбах.
2. Помойки и выгребные ямы с органическими веществами и экскрементами, которые гниют, безусловно, являются главным источником эпидемических и заразных болезней.
3. Помойные ямы превратились в неотъемлемую часть каждой усадьбы и будут существовать до тех пор, пока в городе не будет канализации.
Существование водопровода и гористая местность города еще более усиливали это зло, так как пользование водопроводной водой увеличивало количество водяных помоев, которые или оставались во дворе, или благодаря рельефу вытекали на улицу и в соседние дворы. В итоге нечистоты распространялись на все большую территорию, скапливаясь в наиболее низинных местах, создавая там постоянные гнилища. И вот, наконец, купец 1-й гильдии Карл Балкин в 1890 году получил подряд на устройство и дальнейшую эксплуатацию канализации. На него было возложено не только сооружение уличных магистральных коллекторов, но и строительство в городских усадьбах уборных с устройствами для промывки. В соответствии с 29 параграфом контракта купца обязали присоединить к канализационной сети и общественные уборные, список которых был обозначен. Однако из-за отсутствия средств в полном объеме идею осуществить не удалось. Дело спасло создание Киевского товарищества канализации. И уже в 1910 году, в соответствии с постановлением Городской думы, каждый владелец усадьбы был обязан не позднее 2-х лет после прокладки канализации присоединиться к ней. В первые годы советской власти общественные туалеты делились на две категории. Первая – туалеты, устанавливаемые на улицах или площадях, вторая – дворовые туалеты или уборные, т. к. с приходом советской власти особняки и доходные дома превратились в густозаселенные коммуналки. В феврале 1932 года в Киеве было тридцать туалетов 1-й категории, в том числе 16 на рынках, 6 в парках и 8 на улицах. 23 марта 1932 года президиум Горсовета принял постановление «О благоустройстве Киева». В нем предписывалось соорудить пять подземных общественных туалетов – на Советской, Красной и Привокзальной площадях, в районе Аносовского сквера и около завода «Большевик», на пересечении улицы Полевой и Брест-Литовского шоссе. Долгое время продолжали функционировать и дворовые уборные, а там, где их уже не было, «страдальца» встречала надпись огромными буквами: «Во дворе уборной нет!». В семидесятые годы туалеты использовались совсем уж неожиданным образом – в них торговали дефицитными товарами. Как ни удивительно это звучит для современного человека, но в общественных уборных около метро «Крещатик» или на площади Октябрьской революции в то время действительно можно было приобрести американские джинсы, французские бюстгальтеры, английские батники, итальянские кофточки, чулки из ФРГ, японские зонтики, польскую косметику и т.д. и т.п. Конечно, милиция боролась с таким явлением, врывалась под женский визг в отделения под буквой «Ж», вылавливая спекулянток, однако на следующий день торговля продолжалась. Пробовали посылать в туалеты женщин в форменной одежде, но спекулянток было гораздо больше! Туалетная торговля процветала вплоть до решения в стране проблемы дефицитов экономическими методами.
В конце 60-х годов в размеренную киевскую жизнь пришло новшество: направление движения по Крещатику военных парадов и праздничных демонстраций трудящихся неожиданно сменили на противоположное. Раньше шли от Первомайского парка в сторону Бессарабки, а теперь стали двигаться наоборот – от Бессарабки до Днепровских склонов. Официально это объяснялось завершением строительства на площади Октябрьской революции монумента Ленину, вблизи которого теперь располагалась правительственная трибуна. Менее официально – тем, что здесь лучше можно было организовать телевизионные трансляции, а также улучшить порядок и охрану высших государственных чинов. Мне же кажется, что среди причин существовала и такая: склоны Днепра со своими многочисленными парками и множеством общественных туалетов были гораздо более приемлемы для встречи массового потока народа после прохождения по центральной киевской магистрали. Ведь на Бессарабке был фактически один Шевченковский парк возле Университета с единственной общественной уборной. Ох и мучился из-за этого народ! Существовала и платная услуга в бесплатных туалетах Киева. В пятидесятых годах в них появились автоматы, разбрызгивающие одеколон. Стоило это удовольствие 15 дореформенных копеек. Человек мог освежить руки, волосы и даже лицо. Зажмурившись, он подставлял голову под разбрызгиватель и выходил из туалета благоуханным. Из-за низкой цены этим одеколон-автоматом баловались мальчишки. Незаметно опустив в щелочку пятнашку, они окатывали зазевавшихся посетителей и не ожидавших этого друзей. Запах дешевого одеколона быстро распространялся по всему Киеву. Долго благоухал им и тот, кто, побывав в туалете, не пользовался автоматом. В переполненном троллейбусе, на танцплощадке, в библиотеке можно было сразу безошибочно определить недавнего посетителя общественного туалета. Ведь в других местах эта дешевая парфюмерия из разбавленного тройного одеколона сбыта не находила…

Статья из книги «Забытые страницы киевского быта»

© Издательство «Скай Хорс», 2011

© В. Баканов



0

Ваша корзина

%d такие блоггеры, как: