Киев. «Манхэттен» на святых горах

В старые добрые времена паломники, десятками тысяч приходившие на поклонение святыням христианской Руси в стольный Киев, восхищались величественной панорамой нагорной части города, где доминантами застройки выступали не небоскребы, а высокие золоченые купола церквей, изящные колокольни и благолепные соборы монастырей, рядом с которыми в уютных усадьбах утопали в зелени садов невысокие, преимущественно одно-двухэтажные домики… Эта идиллия еще в середине позапрошлого столетия вдохновляла художников на создание прекрасных полотен, а поэтов – на произведения самой высокой пробы. На душе каждого православного человека от такого величия было радостно, светло и спокойно… Покидая Киев, богомольцы по всей Руси разносили славу об одном из красивейших городов мира, в котором природа и человек жили, казалось, в гармонии с волей Господа… Шли годы. Следствием развития капиталистических отношений 1860-х годов стало укрупнение промышленности, бурное развитие железных дорог, приток капитала и огромного количества людей в крупные губернские центры. Киев, центр трех губерний – Киевской, Волынской и Подольской, – естественно, не был исключением. Столица обширного Юго-Западного края Российской империи (по территории равного крупному европейскому государству) пережила в 1860–1910 годах кардинальную перестройку. Здесь (в основном на окраинах) возводились новые фабрики и заводы, преимущественно кирпичные, механические, сахарные… Рядом с ними возникали поселки для рабочих с весьма неказистой архитектурой. Впрочем, на то она и окраина. А вот взамен тех самых уютных усадеб в исторической части города появились («прорезались») практически новые улицы, застроенные высотными на то время «инсулами» – многоквартирными доходными домами в четыре-шесть этажей. По поводу такого «варварства» историки навсегда ушедшей эпохи откровенно возмущались уже тогда, более века назад, и указывали на то, что «безобразные многоэтажные ящики» уничтожают дух старого Киева… Сегодня мы понимаем, что эти «ящики», стройными рядами возникшие в центре города, – в основном образцы высокой архитектуры, которым в условиях нынешней «строительной горячки» грозит полная гибель. «Ящики» были хороши не только сами по себе. Они возводились в строгом соответствии с градостроительными нормами и правилами, не нарушая так называемую «красную линию», не подавляя традиционные доминанты – храмы. В то же время за счет освоения бывших пустырей возникли и небольшие, но красивые площади, коих городу явно недоставало. Наряду с доходными домами строились и здания общественного назначения: театры и синематографы, гимназии, библиотеки, музеи… Рассматривая динамику развития современного Киева, следует учитывать многие аспекты его нынешнего бытия. Можно заглянуть и в будущее. Итак, став столицей независимого государства, город ощутил приток больших, если не сказать огромных, денежных средств, наворованных у нас с вами в первые годы независимости. Средства привлекают в Киев и успешно зарывают в землю «варяги», преимущественно богатенькие буратины-нувориши, выходцы из разных регионов страны, которым, по большому счету, наплевать на то, что Киев – город с многовековой историей, святыня христианской Руси и в то же время город многострадальный. Достаточно вспомнить о том, что когда в первые десятилетия ХХ века сформировался его градостроительный облик, вся страна гордилась, что Киев – «мать городов русских» – весьма тактично отнесся к сохранению духа старины, царившего на берегах Днепра. Новые «ящики», созданные по проектам крупных архитекторов и скульпторов Российской империи, среди которых Бенуа и Лидваль, Николаев и Рыков, Андреев и Брадтман, Алешин и Вербицкий, Городецкий и Кобелев etс, не разрушали сложившиеся ландшафты, не соперничали с культовыми сооружениями, не угрожали своим «выпячиванием» богатому природно-архитектурному наследию города. А дальше были смуты, войны и революции. Было тотальное уничтожение храмов в 1930-е годы. Было превращение Киева в город «индустриальных пейзажей». Подсчитано, что только за время оккупации Киева в 1941–1943 годах город потерял 1800 зданий. Среди них – превосходные архитектурные памятники, созданные именно в период «архитектурного бума и строительной горячки» рубежа XIX – XX веков. Взамен уже в послевоенное время была в кратчайшие сроки проведена капитальная реконструкция уничтоженного Крещатика и прилегающих к нему центральных улиц. Но даже тогда архитекторы отдавали дань уважения своим предшественникам, не пытаясь принизить их достижения, а где было возможно – сберегли старину… В силу разных обстоятельств даже в 1990-е годы в центральной части нашей столицы оставались незастроенными пустыри, образовавшиеся на месте снесенных в послевоенное десятилетие не подлежащих восстановлению зданий. Я втайне надеялся, что когда-нибудь на местах этих «брешей» будут возведены красивые дома, которые по высоте и отделке фасадов удачно впишутся в архитектуру города. С обретением государственной независимости киевскую власть постепенно захватила бывшая чернь, выбившаяся «в люди». И началось! В прошлом колхозники и счетоводы, бухгалтеры, пасечники, механизаторы и строителичернорабочие, заведующие овощными базами и гаражными хозяйствами решили, что они, в соответствии со своим уровнем образования и культуры, могут «перетворити Київ на європейську столицю». Помогать им начали откровенные бандиты, которые, сотрудничая с новыми властями, за щедрые взятки и посулы принялись дерибанить нашу бесценную землю. Продавалось все и вся. Разрешалось строить там, где наши набожные предки не решались строить никогда. Вначале расправились с террасами-рекреациями вокруг Крещатика. Нелепые высотки появились над главной улицей, в самых что ни на есть святых местах – рядом с Софией Киевской, Оперным театром, в начале бульвара Леси Украинки… Сейчас вот ожидается снос здания гостиницы «Украина», освоение территории разрушенного памятника истории на улице Крещатик, 5, где планируют выстроить громадины в десятки (!) этажей… «Небоскребы-выскочки» новой постсоветской архитектуры, суть которой выражается формулой «безвкусно-выпендрежно-дешево для себя – дорого для покупателей – уродливо для Киева», за несколько лет облепили исторический центр Киева, расползлись «довкола», поработили Подол, вылезли на холмы Печерска, на Новое Строение, словом, кардинально изменили архитектурный ансамбль, превратив его в образец жуткой безвкусицы. Разбазаривая Киев, уже новые власти продали в последнее время около 400 участков под новую застройку, нацелились на уничтожение территорий Пушкинского парка и Зоосада, вообще зеленой зоны Киева. При этом архитекторы-«выпендрежники» не перестают восхвалять свои проекты, делают это публично и цинично. Так называемые общественные слушания (цель которых – дать оценку проектам застройки той или иной территории, учитывая мнение людей, которые там проживают) можно смело считать фарсом. Почему? Да потому, что, хотя на таких сходках жители микрорайонов и протестуют против уничтожения зеленых зон, детских площадок, стадионов и прочего, в протоколах фиксируется частичное или даже полное их согласие с предложениями застройщиков. А затем продолжается планомерное уничтожение города, его ауры… Когда «отцы города», инвесторы и архитекторы уверяют нас, что старые дома в центре города – отжившие свое уродцы, что новые высотки – путь в Европу, я не могу согласиться с таким мнением. Во-первых, оно неверно. Я бывал в Париже и Мюнхене, Мадриде, Барселоне, в городах Дании и Венгрии, даже в Токио. И вот к какому выводу пришел: исторические города Европы не тяготеют к высотному строительству, сохраняя их старинное величие. Классический пример – строительство нового высотного района в столице Франции «подалі від центру», в котором каждое здание – памятник архитектуры и истории. Французы учли ошибки, связанные с возведением Эйфелевой башни и Центра Помпиду, и больше в центре не гадят. Точно так же не портят центр уродливыми новоделами испанцы. О датчанах вообще умолчу. Токио, исторический центр которого не сохранился, формировался после Второй мировой войны «в пику американцам»: там так же, как и в Нью-Йорке, было выстроено множество небоскребов. В общем-то, довольно безликий город в отличие от Киото, где сохранилась удивительная аура средневековой Японии. Возможно, поэтому жители Японских островов часто бывают здесь, чтобы отдохнуть от суетных мегаполисов… Классика жанра – сами американцы. Вашингтон – святая святых янки, город, где, как известно, нет зданий выше Капитолия. И точка. Во-вторых, Киев, не используя положительный или печальный опыт исторических городов Европы и мира, катится в пропасть. Громадины, создаваемые в историческом центре, в наши дни влияют на многое. Они извращают и уничтожают сложившийся архитектурный ансамбль, превращают Киев в стеклобетонный мегаполис, из которого вытесняется все живое. Сомнительного достоинства архитектурные достижения, обустройство в новоделах бесчисленного количества офисов, наплыв автомобилей в центре города в связи с увеличением количества рантье и созданием сонма торгово-развлекательных центров, прямая угроза находящимся рядом старинным постройкам и даже жизни людей вследствие вся ческих инженерных просчетов – вот что такое Киев сегодня. Вот в чем «заслуга» городских голов, депутатов, чиновников разного уровня – от генералов до ефрейторов, – жадных инвесторов, которым до лампочки, что творится с нашим городом и к чему это может привести в самое ближайшее время. А перспективы, увы, печальны. Бессмысленное строительство тяжеленных высоток в сложнейших геотектонических условиях местности, обилие подземных речек и ручьев, наличие естественных и искусственных пустот в недрах киевской земли (скажем, метрополитен) создают угрозу всем. Строительство таких махин, как монстр на Грушевского, 9, может привести к обвалу весьма непрочных киевских холмов. Вспомним, что, помимо реальных заложников, купивших за свои скромные зарплаты «недорогие» квартирки в этой домине, существуют еще потенциальные жертвы, которые в момент возможного обвала грунта и падения здания будут находиться на Петровской аллее, на набережной Днепра. И пусть архитекторы без конца твердят об укреплении холмов этой местности, в эту чепуху верится с трудом. «Козловка», над которой построен этот монстр, Аскольдова могила, расположенная рядом, даже сама Киево-Печерская лавра неоднократно подвергались обвалам холмов, с трудом оправлялись от беды… Бывали и человеческие жертвы. Не доведи Господь, чтобы подобное, да еще в огромных масштабах (объем здания колоссальный) случилось в наши дни! Пусть не подумает читатель, что автор занимается кликушеством. Проблема настолько серьезна, что ее следует решать совместными усилиями всем: геологам-изыскателям, инженерам и архитекторам, власть предержащим, застройщикам и строителям. И думать при этом не о дне сегодняшнем, «дары приносящем», а хотя бы о будущем своих ближайших потомков: детей и внуков. Не все в этом мире измеряется количеством вложенных денег и получением сверхприбыли. Существуют такие понятия, как совесть и мораль. Это нравственные категории. Многие из нынешних вершителей судьбы Киева, возможно, даже не знают об их существовании. А напрасно. Бог все видит и слышит. Научившись в большие праздники приходить в храмы, креститься и перед объективами телекамер ставить свечки, следует осознать и то, что мы лишь на минутку задержались в этом бренном мире. А дальше будет вечность. Правда, кому какая…

Статья из книги «Приветъ изъ Кiева»

© Издательство «Скай Хорс», 2011

© А. Анисимов



0

Ваша корзина

%d такие блоггеры, как: