Киевский укрепрайон. ч. 3

Начало в части 2

С целью установления огневой связи на переднем крае между огневыми точками в районах Раковка, Мощун (южнее Мостище), Буча и у железной дороги юго-восточней дач Ирпеня требовалось произвести вырубку леса. В Белогородке для обстрела подступов к переправам через реку Ирпень нужно было построить один ОПК. Ликвидировать разрыв между юго-восточной частью Белогородки и Тарасовкой планировалось при помощи десяти долговременных сооружений типа «Б» или «М-1». Между ДОТами №№ 226 и 205 и ДОТами №№ 202 и 180 (номера ДОТов согласно акту проверки) для усиления огневой связи необходимо было построить два сооружения типа «М-1», а между ДОТами №№ 377 и 355 – одно сооружение типа «М-1». ДОТ № 179 (мина) требовалось усилить дополнительной постройкой оголовков: один ДОТ типа «Б» на три пулемёта и другой типа «АНП» – артиллерийским наблюдательным пунктом. Требовал усиления и район Мрыги. Для этого здесь надо было построить пять сооружений типа «МС». Левый фланг укрепрайона подлежал продлению к реке Днепр вследствие постройки четырёх сооружений типа «СОТ». Для полного контроля за полем боя на переднем крае командирам батальонов и рот требовалось построить 13 наблюдательных пунктов типа «М-1» с убежищем, но без силовых установок. Не остался без внимания и участок от х. Шевченково до ВитыПочтовой. Здесь для организации противотанковой обороны нужно было построить пять ОПК. Также планировалось построить пять санитарных убежищ, шесть обмывочных пунктов и шесть зарядных баз. В узлах обороны на участке Бобрица – Заборье – Глеваха – Ходосовка в мобилизационный период требовалось возвести железобетонные сооружения. Как видно, для усиления УРа планировалось многое. А вот было ли из этого что-то сделано? Точных данных нет. Но вот в акте проверки КиУРа комиссией НКВД в январе 1939 года сказано, что Киевский укреплённый район расположен радиусом до 100 км вокруг Киева и в нем имеется 257 сооружений. Так откуда по отношению к 1937 году в 1939-м появл я- ют ся дополнительно 11 сооружений и удлиняется полоса обороны? Возможно, план по усилению КиУРа в какой-то степени был выполнен. Все могло быть, как и планировалось, если бы в сентябре 1939 года государственная граница не отодвинулась на запад.

Был ли Киевский укреплённый район готов к бою в августе 1937 года? Об этом говорится в общих выводах комиссии: «1. Рубеж КиУРа по начертанию переднего края южнее шоссе Киев – Житомир и длине обвода вы- бран неудовлетворительно. Малая длина обвода и близкое расположение к прикрываемому объекту переднего края допускает обстрел г. Киева дальним артогнем с западного и южного направлений. На участке Белгородка, Вита-Почтовая передний край является удобным рубежом для накапливания крупных сил противника. Наряду с этим местность вокруг этого массива командует. 2. Киевский укреплённый район является неб оеспособным во всех отношениях по следующим причинам: а) Фактической консервации КиУРа, которая привела к тому, что ДОТы в инженерном отношении небоеспособны и требуют срочных мер по приведению оборудования в боевое состояние: немедленной проработки, принятия на вооружение и снабжение многими, отличными от других УРов, новыми образцами табельного вооружения и оборудования; б) Вредительского несоответствия между штатами мирного и военного времени. в) Неудовлетворительной подготовки кадрового и приписного состава. г) Безответственности командования КиУРа в вопросах содержания боевых сооружений и мобилизационной подготовки». Как видно, выводы комиссии неутешительны. Всё ли зависело от командования укреплённого района? Наверное, многое, и в первую очередь – вопросы боевой готовности. Но такого вредительства, как оно понималось в 1937 году, в укрепрайоне не было. Однако недоработки, конечно же, имелись, В немалой степени ответственность за состояние укреплённого района должно было нести командование округа и Красной Армии, недопоставки которых влияли на боевую готовность КиУРа. Удалось ли устранить все недостатки, отмеченные в акте проверки? На этот вопрос уже ответила война.
• • •
С началом обороны Киева командование действиями войск Киевского укрепрайона осуществлялось с командного пункта в Святошино. В полосе КиУРа отделом инженерных войск Киевского Особого военного округа был выстроен командный пункт для штаба округа. Точных данных, когда началось его строительство, нет. В акте проверки Киевского укрепрайона в августе 1937 года было отмечено: «Строительство компункта в Святошино начато в 1933 г. по заданию бывшего Ком анд ующ ег о войсками УВО Якира, без утвержденного тактико-технического задания…». В докладной записке НКВД УССР в ЦК КП(б) Украины о состоянии Киевского укрепленного района говорилось: «Пос тройк а командного пункта началась в 1932 г., но по сие время не закончена». В документе «Рапорт о русской системе укреплений», выпущенном германским командованием в 1942 году в Берлине, отмечается: «…КП в Свя то шино начали строить в 1928 году. С 1930 по 1937 гг. продолжались основные строительные работы». Как видно, единого мнения о начале строительства даже у проверяющих укрепрайон не было. В советских, а в последующем и в российских источниках ход строительства командного пункта не освещался. Нет данных о строительстве КП и в украинских источниках. В «Рапорте о русской системе укреплений» го ворится, что только в 1939 году для русского КП были завершены все предусмотренные работы и внутренняя отделка. Длина штолен насчитывала более 285 метров, и залегали они в 46,5 метрах от поверхности. Вход в командный пункт осуществлялся двумя шахтами. В западной шахте находился лифт, а в другой была лестница. Далее говорилось, что в месте постройки КП проходили пласты песка-плывуна, и шахты строили методом опускания колодца, а штольни проходили щитовой проходкой. Стены шахт были сделаны из цилиндрической жести, укрепленной кольцами из сортовой стали. Облицовка штолен состояла из стальной оболочки, затем в три слоя наклеивалась толь. После устанавливалась строительная опалубка, и между сталью и опалубкой под давлением был залит торкретбетон. (Торкретбетон – бетон, отличающийся высокой плотностью и водонепроницаемостью, наносится на поверхность конструкции или в форму сжатым воздухом, при помощи цемент-пушки применяют при возведении тонкостенных железобетонных конструкций (резервуаров), ремонте и усилении конструкций, заделке стыков, устройстве водонепроницаемых покрытий). В каналах под полом были проложены кабели и линии вентиляции. Свет и силовая электроэнергия поставлялись электростанцией Киева. В особых случаях командный пункт мог перейти на собственный генератор трехфазного тока, установленный в машинном отделении западного входного сооружения. Однако в акте проверки Киевского УРа в августе 1937 года относительно командного пункта было отмечено: «Работы производились технически безграмотно… До 1936 г. строительство велось непланово, без проектов и смет. За технически неграмотное строительство и вредительский выбор места персонально должны нести ответственность: Лапин, Бурлаков и Тибилов». На допросе 11 июня 1937 года на вопрос следователя, что ему известно о постройке Святошин- ско го командного пункта, М. К. Тибилов ответил: Я лично работал очень короткое время на КП и производил там работы по прохождению плывуна до глубины твердого грунта (50–52 м). Идея постройки командного пункта на глубине 50–52 метра принадлежит Лапину и утверждена бывшим командующим Якиром. Решение о создании КП на такой глубине является неверным, с производственной точки зрения – вредительским, так как экономически командный пункт был невыгоден, а для практического ис поль зования – неудобен. Наряду с этим существует опасность разрушения КП возможными геологическими деформациями грунта. Экономически выгодной и удобной для практического использования, а также безопасной в смысле геологических деф орм аций грунта была бы постройка командного пункта над плывунами открытым способом с углублением последнего на 8–10 метров. Таким образом, постройка КП на глубине 50–52 метра под плывуном ничем себя не оправдывает и является, в лучшем случае, неверным решением. Относительно конструктивной ценности и на деж ности КП я ничего сказать не могу, так как с этим я не знакомился». (ГАСБУ ф. 6 д. 47575 ф п л. 96).
К большому сожалению, машина репрессий не обошла и этих военных. Военный инженер 2-го ранга Михаил Константинович Тибилов был включен в расстрельный список вместе с комендантом Киев ского укрепрайона комдивом П.Е.Княгниц ким. (Приложение 1.) Непонятно только, за какие ошибки должны был и отвечать эти военные, если в этом же акте было сказано: «Проведенные в июле и августе месяце 1937 года технические экспертизы преподавателем ВИА РККА Д. И. Шором и заместителем начальника Метростроя В. С. Аббакумовым дали заключение о надежности объекта в техническом отношении». В акте комиссии по проверке и технической приемке объекта № 4 (командный пункт в Святошино – автор) от 9 апреля 1938 года указано, что строительные работы галереи выполнены по проекту, качество монтажных работ по вентиляции и отоплению – удовлетворительное. Про надежность этого командного пункта в своей книге «На боевых рубежах» вспоминает полковник Р. Г. Уманский: «…на ко- манд ном пункте в Святошино настоящий рай. Глубоко в подземелье все залито электрическим светом, тепло; мягкие кожаные кресла, диваны и большие письменные столы, обитые черным дерматином, есть даже чернильные приборы, пепельницы».
• • •
И в боевой обстановке командный пункт был ядром обороны города. Отсюда отдавались все важнейшие приказы и распоряжения по обороне Киева в первые дни осады. Из воспоминаний Маршала Советского Союза И. Х. Баграмяна: «Когда мы подъезжали к штабу Киевского укрепленного района в Святошино, начался очередной налет фашистской авиации…

А на командном пункте – деловитость и спокойствие. Офицеры штаба, возвратившиеся из частей, докладывали начальству о проделанной работе и тот час же отправлялись в войска с новыми заданиями». На этом месте командному пункту не пришлось встретить окончание обороны Киева. 8 августа 1941года он был переведен в Киев на улицу Артема. Что послужило такому решению? В воспоминаниях участников обороны города об этом ничего не говорится. Дальнейшая судьба командного пункта сложилась трагически. При отступлении из Киева он был затоплен грунтовыми водами немецкими саперами. В пятидесятых годах прошлого столетия были предприняты попытки откачать воду из командного пункта. Но они закончились ничем. В связи с этим было принято решение: входы в командный пункт забетонировать и засыпать. Сейчас на месте бывшего командного пункта в Святошино, который во время обороны Киева использовался как КП Киевского укрепрайона, установлен памятный знак. А на месте наземных сооружений КП построена школа № 140, на фасаде которой установлена памятная табличка. Касательно командного пункта осталось много вопросов, на которые нет ответов. Воспоминания Романа Григорьевича Уманского относятся к весне 1941 года, а, как известно, в это время командный пункт для штаба КОВО строился в г. Тернополе. Так для чего или кого предназначался КП в 1941 году? Вопросы, вопросы, вопросы…

Статья из книги «Оборона Киева. КиУР 1941»

© Издательство «Скай Хорс», 2011

© В. Павлик



0

Ваша корзина

%d такие блоггеры, как: