Киевский укрепрайон. ч. 2

Начало в части 1

Остальные стены и потолочные покрытия рассчитывалась обычным способом, с учётом защитных толщ земли и свойств местности (высота, крутизна склона возвышенности, в которую врезан капонир или полукапонир). Выход всегда направлялся в тыл и предохранялся от прямого попадания снарядов артиллерии, осколков и действия взрывной волны. Даже и сегодня интересно взглянуть на бойницы огневых точек. Угол раствора бойницы зависел от сектора обстрела. У капониров и полукапониров он обычно был небольшим, не более 60 градусов. Форм а бойницы зависела от системы станка, на которомустанавливался пулемёт или орудие. Практически все ДОТы Киевского укрепрайона имели ступенчатую форму пулемётных амбразур. Такая форма обеспечивала дополнительную защиту расчёта от поражения пулями и осколками, рикошетирующими от стен амбразуры. Фронт альн ые части ступенек (противорикошетных уступов) были защищены дополнительно бронированным подбоем. Таким же подбоем закрывалась и верхняя часть амбразуры. Амбразурный проём усиливался пакетом двутавровых балок. Его боковые поверхности армировались гнутыми плитами из 35-мм бро невой стали. Эти плиты крепились к двутавровым балкам заклёпками. Кроме того для защиты от обстрела мелкокалиберной артиллерии амбразура ДОТа оснащалась поворотной бронированной заслонкой. Заслонка могла выдержать прямое попадание 45-мм снаряда на дальности 500 м. Амбразура закрывалась и от- кры валась вручную. Однако было предусмотрено, что при особо близком разрыве снаряда заслонка захлопывалась автоматически. В ДОТах более поздних построек от заслонок с автоматическим закрыванием отказались, потому что выяснилось, что при внезапном закрытии за слонки пулемётчик не успевал вовремя отреагировать и выпускал ещё несколько пуль, которые рикошетировали внутрь каземата и могли ранить расчёт. Однако в части дотов КиУР эту замену так и не провели. В докладной записке Б. Кабулова в ЦК КП(б) Украины от 11.01.1939 г. об осмотре Киевского укрепрайона среди прочих недостатков сообщается: «140 долговременных огневых сооружений оборудованы пулеметными заслонками 1930 г., которые при стрельбе закрываются автоматически и способствуют поражению бойцов из своих же пулеметов рикошетированными пулями». (Органы государственной безопасности СССР в Ве ликой Отечественной войне т. 1 кн. 1 с. 23). Амбразуры ДОТов были оборудованы пулемётными заслонками различных типов: образца 1929 года, их насчитывалось 141 шт., 1930-го – 143 шт., 1931 года – 233 шт. Наблюдательных 1929 года было 68 шт., 1931 года – 11 шт., наблюдательных к бронеколпакам – 28 шт., ружейных – 244 шт. ОПК заслонок вообще не имели – при проектировании они не были предусмотрены. Газовые атаки стали одним из главных пораж аю щих факторов казематных сооружений в Пер- вой мировой войне. В связи с этим при пос тройке фортификационных оборонительных линий в СССР особое внимание уделялось противохимической защите. Технически воспрепятствовать про- н икновению ядовитых газов внутрь ДОТа можно было за счёт создания избыточного давления в казематах сооружения. Наружный воздух насосом закачивался в систему фильтров и после этого подавался в казематы. Однако так ой принцип требовал минимальных потерь воздуха через амбразуры ДОТа.

С этой целью каждая амбразура оборудовалась герметизирующим пулемётным приспособлением (ГПП). ГПП состояло из металлической рамки, крепившейся на стену, и брезентовой маски, которая целиком закрывала амбразуру. В маске было предусмотрено отверстие под пулемёт (поверх мас ки на кожух пулемёта надевался броневой экран, который защищал кожух от повреждения пулями и осколками). В маске имелось также неб ольш ое окно, закрытое стеклом. Фактически видом через это окно и ограничивался обзор пулемётчика. Над рамкой устраивался короб с двумя рукавами (похожим приспособлением пользуются фотографы при зарядке плёнок). Короб обеспечивал доступ к ручке бронезаслонки амбразуры, сохраняя герметичность системы. Для ведения флангового огня применялись 76-мм орудийные установки (ТАУТ). Позиции для них делали на одно орудие. Эта позиция представляла собой углубленную на 2,5 метра в землю бетонированную площадку, а по бокам делали снарядные по- греба. Таких позиций в укрепрайоне было 26 штук. Наблюдение за полем боя в укрепрайоне осу- ществ лялось через наблюдательные пункты (НП). Конс трук тивно это были ДОТы со служебными помещениями, а на поверхность выходили только бронеколпаки для наблюдения. Размещались НП на высотах, в первой линии обороны, и имели хороший обзор. В системе обороны Киевского укрепрайона были и артиллерийско-наблюдательные пункты (АНП). Отличить их от обычных ДОТов было очень трудно, да и не зря они распределялись по типам сооружений. как АНП типа «Б». Такой внешний вид маскировал эти важные сооружения под рядовые постройки. Внутренняя планировка АНП отличалась от боевых сооружений тем, что у амбразур отсутствовала ниша для пулемётных лафетов. Как располагались огневые точки на местности, можно видеть на примере пятого батальонного района.

Из 42 долговременных сооружений по типам и назначению они подразделялись:

ОТ двухэтажные типа «Б» – 9 шт.

ОТ типа «М1» – 2 шт. ОТ типа «М2» – 3 шт.

ОТ типа «М2» с колпаком ВСУ – 1 шт.

ОТ типа «МС» – 13 шт.

АНП двухэтажные типа «Б» – 3 шт.

Пулемётный полукапонир – 1 шт.

Убежище типа «М2» – 1 шт. ТАУТ – 9 шт.

Был в Киевском укрепрайоне и такой тип ДОТов, как «Мина». Понятие «Мина» даёт в своём труде «Кратк ий очерк истории подземной минной войн ы» дивизионный инженер профессор В. В. Яковлев: «Под минами первоначально понимали не заряды взрывчатого вещества, зарытые на известную глубину под землей и способные производить соответствующее наружное действие, а простые подкопы или подземные галереи…».
ДОТ № 205. «Мина» с головками М2 и МС. Расположен в 300 м на северо-запад от с. Юровка. Пять отдельных казематов с шестью амбразурами. Общая длина подземных галерей свыше 200 м. Вход с тыльной стороны. ДОТ № 211. «Мина» с головкой М1. Рас по ло жен на северной окраине с. Вита-Почтовая. Боевой каземат на три амбразуры. Входы с тыльной стороны, соединенные с боевым казематом переходами длиной более 100 м. Глубина – 6,5 метра.

ДОТ № 401 с убежищем. «Мина» с двумя головками М2. Расположен на северной околице с. Бело- гор одк а. Это трехэтажное сооружение. Две верхние огневые точки расположены с южной стороны. Две отдельные амбразуры нижнего яруса врезаны в крутой склон над рекой Ирпень и повернуты на запад. В среднем ярусе расположены подсобные помещения. Подземные переходы протянулись почти на 500м. Два запасных выхода расположены с противоположной стороны холма.

Задача нанести противнику в случае нападения потери, после которых он не смог бы выполнять свои задачи, возлагалась советскими фортификаторами на пулемёты. Размещение станкового пулемёта в долговременных огневых точках было сопряжено с целым рядом дополнительных тонкостей, свойственных исключительно фортификации. Специфика ведения огня требовала обязательного наличия в каземате специального станка, системы охлаждения ствола пулемёта, противохимической защиты и системы отсоса пороховых газов, ёмкости для сбора гильз, дополнительных средств прицеливания и управления огнём. Весь этот набор оборудования, размещённый у амбразуры ДОТа, и образовывал боевой пост. Пулемёт «Максим» представлял собой русскую версию пулемёта американского инженера Х. Мак- сима. В 1930-х годах это был единственный пулемёт, которым в большом количестве располагала РККА. Несмотря на то что прототип пулемёта был создан ещё в 1883 году, а русский вариант, существенно переработанный оружейниками из Тулы П. П. Третьяковым и И. А. Пастуховым, с 1910 года выпускался в России, а потом и в СССР, пулемёт «Максим» в целом соответствовал своему назначению. Это было мощное автоматическое оружие для поражения живой силы противника и подавления огня на дистанциях до 1000 метров. Наибольшая эффективность огня достигалась на дистанциях до 600 метров. С такого расстояния рекомендовалось открывать огонь по врагу и пулемётным расчётам долговременных огневых точек. Для стрельбы использовались винтовочные патроны калибра 7,62 мм с лёгкими (патрон образца 1908 года) и тяжёлыми (патрон образца 1930 года) пулями. Помимо обычных боеприпасов могли применяться также бронебойные и бронебойно-зажигательные пули, способные выводить из строя легкобронированную технику противника. Темп стрельбы пулемёта составлял 600 выстрелов в минуту. Пулемёт был рассчитан на ведение только автоматического огня. Питание боеприпасами осуществлялось при помощи матерчатой ленты ёмкостью 250 патронов. Казематный вариант пулемёта лишь незначительно отличался от базовой модели – его обеспечивали штуцерами для крепления шлангов газоотсоса и подачи воды в кожух. Пулемёт «Максим» оставался на вооружении Красн ой Армии в течение всей войны, применялся в виде зенитного, ставился на бронепоездах и катерах.Это было весьма грозное оружие, особенно в руках умелого пулемётчика. По воспоминаниям ветеранов войны, очередью из «Максима» можно было пере- бить ствол небольшого дерева, а человеческое тело – буквально разрезать пополам. Однако вряд ли уместно говорить, что к концу тридцатых годов XX века этот пулемёт был лучшим образцом автоматического станкового оружия. Главным недостатком конструкции «Максима» было водяное охлаждение ствола. Много нареканий вызывала и матерчатая лента, которая нередко приводила к перекосу патрона и заклиниванию оружия, но альтернативного варианта казематного пулемёта в СССР просто не было. Для установки «Максима» в каземате ДОТа был разработан специальный подвижный лафет (пулемётный станок). В Киевском укрепрайоне имелось два типа станков: деревянные и металлические. Деревянные станки Горносталева конструктивно состояли из закреплённого в стене ДОТа (на швеллерах) стола и подвижной части в виде деревянного основания (для крепления пулемёта) и соединённого с ним сидения для пулемётчика. За счёт крепления на металлическом штыре, вмонтированном в основание амбразуры, подвижная часть станка могла поворачиваться вокруг оси на угол 60–80 град усов (угол поворота варьировался в зависимости от геометрии амбразуры в каждом конкретном соо р уж ении). При этом установленные на тыльной стороне основания ролики прокатывались по металлической пластине, закреплённой на поверхности пулемётного стола. Основание и сидение для пулемётчика изготавливались из дуба, обрабатывались олифой для защ и т ы от гниения. О качестве можно судить по таком у факту: деревянные части станка и по сей день сох ра- нились в прекрасном состоянии. Градуированная металлическая угломерная ли нейка на внешней стороне пулемётного стола и указательная стрелка с левой стороны служили для горизонтальной наводки оружия. Фиксатором в виде струбцины подвижное основание крепилось в нужном положении. Вертикальное наведение осуществлялось при помощи механизмов грубой и точной наводки, расположенных непосредственно на пулемёте. Надо отметить, что обзор через амбразуру (к тому же закрытую ГПП) был крайне ограничен. Ещё больше обзор ухудшало задымление и запыление, неминуемо возникавшие в бою. Поэтому фактически действия расчёта казематного пулемёта осуществлялись по принципам стрельбы с закрытых позиций. Управлял стрельбой комендант ДОТа, руководствуясь специальной карточкой огня или, говоря прощ е, перечнем координат заблаговременно пристрелянных ориентиров. Когда противник входил в зону огня и приближался к какому-либо из ориентиров, комендант объявлял расчёту соответствующей амбразуры требуемые углы наводки, затем следовал приказ открыть огонь. Общая организация действий и наличие карточек огня при ведении стрельбы из ДОТа были важнее снайперских качеств отдельных пулемётчиков. При стрельбе использовалась стандартная коробка для патронной ленты, которая устанавливалась в держателе из тонкопрофильной металлической полосы. Патронная коробка в металлическом станке могла крепиться сбоку и внизу, а в деревянном – только сбоку. Для закрепления патронной коробки в стене с правой стороны возле амбразуры делалась ниша, в которую вставлялась коробка. Конструкция металлического станка вынуждала в передней стенке ДОТа делать нишу коробкодержателя. На каждый пулемёт полагалось иметь запас патронов в 5000–6000 шт. (20–24 коробок с лентами). Помимо этого в техническом помещении ДОТа (в одноэтажных ДОТах типа «М2» его заменяла землянка, расположенная поблизости) предусматривался и дополнительный запас патронов по 3000 шт. на каждый пулемёт, размещавшийся в цинковых ящиках. В капонирах полагалось иметь 5000 шт., в полукапонирах – 2500 патронов. Для винтовок запас патронов был из расчета 250 шт. на одного человека. Для набивки лент патронами ДОТ обеспечивался набивочной машинкой. Стреляные гильзы собирались в специальный мешок из прорезиненного брезента, который подвешивался под основанием станка. В самом простом варианте мешок закреплялся непосредственно к основанию при помощи патрубка. В верхней части патрубок имел воронкообразное расширение и рамку, к которой присоединялся гибкий рукав. По этому рукаву гильзы попадали из выбрасывателя пулемёта прямо в воронку. Нижняя часть мешка имела верёвочную стяжку, и гильзы, собраные в мешок, опорожнялись в ведро. В Киевском укрепрайоне гильзоулавливатели были старого образца. Известная проблема всех водоохлаждаемых пулемётов – закипание и испарение воды в кожухе. В полевых условиях пулемётчики избегали этого, стреляя короткими очередями, либо делали значительные перерывы в стрельбе. Условия работы казематного пулемёта, напротив, требовали возможности вести длительный огонь без перерывов. Для обеспечения этого в боевой пост включалась система принудительного водяного охлаждения пулемётного ствола. Контур системы охлаждения состоял из выпускаемых заводами фасонных деталей – полудюймовых труб, поворотов, тройников, сгонов, вентилей. Конкретное количество указанных элементов определялось по месту установки. Движение жидкости в системе обеспечивалось при помощи ручного насоса. Как правило, огневые точки комплектовались насосами конструкции Альвейлера. Насос Альвейлера представлял собой разновидность крыльчатого насоса двойного действия. Основным рабочим элементом насоса является так называемое крыло с парой клапанов. Крыло жёстко связано с рукояткой. В зависимости от размера рабочей области насоса он мог обеспечивать производительность от 1 до 4 литров в секунду. В качестве охлаждающей жидкости использовалась вода. В зимнее время предусматривалось добавление в воду присадок, снижающих температуру замерзания. Схема охлаждения выглядела следующим образом. Вода с помощью насоса подавалась в напорный бак, закреплённый на стене ДОТа выше уровня пулемётов. Этот бак функционировал как водонапорная башня, обеспечивая подачу воды по трубам к каждому из пулемётов. Пройдя через пулемётный кожух и отобрав часть тепла от ствола, вода стекала в напольный подковообразный бак. По пути она остывала и далее вновь закачивалась в напорный бак. Если какой-то из пулемётов временно не использовался, вентили позволяли отключить подачу воды к нему, чтобы снизить нагрузку на насос. Ещё один очень важный аспект, который необ- ходимо было учитывать при оборудовании рабочего поста, – это нейтрализация пороховых газов, возни- кающих при стрельбе. Даже незначительное превы- шение концентрации СО в пространстве каземата являлось смертельно опасным для расчёта. Опти- маль ным выходом было полное удаление пороховых газов из ДОТа принудительным путём. Для это го каждый пост обеспечивался контуром газоотсоса. Давление воздуха в системе осуществлялось руч ным воздушным насосом типа КП-4 (первоначально ставились насосы КП-2). КП-4, пришедший на замену старым КП-2, представлял собой центробежный воздушный насос с ручным приводом. Его основным рабочим элементом являлось лопастное колесо. Конструкция насоса предусматривала возможность его подключения к двигателю, однако в пулемётных ДОТах типа «М» применялся лишь руч ной привод. Часто вентилятор отсоса газов через ре- менную передачу соединялся с основным вентиля тором подачи очищенного воздуха. Это делалось для того, чтобы оба насоса мог обслужить один человек. Один конец гофрированного шланга соединялся через штуцер со ствольной коробкой пулемёта, другой конец шланга крепился к системе газоотсоса. Собранные пороховые газы выталкивались из каземата наружу. (Описан лишь один из вариантов системы газоотсоса.) Из показания Петра Сергеевича Грачева, который с мая 1936 года по декабрь 1940-го проходил службу в Киевском укрепрайоне в должности военкома 15-й отдельной пулемётной роты: В мае 1937 го да я, будучи членом комиссии, участвовал в испытании длительности стрельбы из огневой точки с целью проверки, как это отражается на боевом расчете огневой точки. После того как было расстреляно 2000 боевых патронов с двух пулеметов, боевой расчет чувствовал себя здоровым и бодрым, люди были немного вспотевшими, но никаких отравлений окисью углерода у боевого расчета не было. (ГАСБУ ф. 6 д. 47575 ф п л. 206). В противотанковом отношении Киевский ук реп лённый район был разбит на три участка. 1-й участок – Борки, хутор Шевченково. Здесь передний край проходил по опушке леса (по р. Ир пень). Лесные массивы, расположенные в этой местности, были усилены средствами противотанковой обороны (ПТО). К тому же заболачивание реки Ирпень, эскарпирование её берегов, устройство завалов, установка мин и т. д. делали данный участок обороны танконедоступным. 2-й участок – хутор Шевченково, Вита-Почтовая – около 18 километров. Местность была открытой и легкодоступной для действия крупных механизированных частей. 3-й участок – Вита-Почтовая, урочище Конча. Этот участок местности был пересечён оврагами и частично лесами, река Вита имела болотистую долину. Участок был затруднён для действий крупных мотомеханизированных частей и при наличии заграждений мог стать танконедоступным. Таким образом, наиболее опасным в танковом отношении был второй участок: хутор Шевченково, Вита-Почтовая – протяжённостью около 18 километров. И как показали дальнейшие события, именно на этом участке противник пытался ворваться в Киев. Видело ли командование укрепрайона и округа недостатки в работе по усилению КиУРа? Да, видело. Согласно акту проверки Киевского укреплённого района (проверка была в августе 1937 года), усилению подлежал его правый фланг. С этой целью предполагалось продлить правый край по реке Ирпень от Борки до реки Днепр, где в мобилизационный период надо было построить противотанковые препятствия по южному берегу Ирпеня. В мирное время планировалось построить две СОТ, а также две огневые точки типа «М-2» на опушке леса севернее Лютежа с обстрелом на восток и северо-восток. На участке Борки, высота 112,9, на переднем крае планировалось усилить огонь. С этой целью необходимо было создать две огневые точки типа «М-1» и две огневые точки типа «М-2» в глубине. У сел Козаровичи и Демидово для прострела подступов надо было построить ОПК. Возле села Демидово для продольного обстрела плотины предполагалось возвести один ДОТ типа «М-1» на две амбразуры.

Продолжение в части 3

Статья из книги «Оборона Киева. КиУР 1941»

© Издательство «Скай Хорс», 2011

© В. Павлик



0

Ваша корзина

%d такие блоггеры, как: