Киевская дача Хрущева

В ноябре 1943 года по разбитым дорогам, по улицам сгоревшей застройки, по кварталам руин и пепелищ в Киев входила Красная Армия. И с армией возвращался в отвоеванную столицу советской Украины один из бывших ее руководителей, “сталинский сокол”, беспощадный борец с “врагами народа”, до начала войны — местный первый секретарь ЦК КП (б), а ныне — генерал‑лейтенант, член Военного совета 1‑го Украинского фронта Никита Сергеевич Хрущев.
Вначале он поселился в одноэтажном особняке по улице Павловской, 9. Пока однажды ночью, в канун нового 1944 года, не загрохотали моторы бомбардировщиков. Раздались мощные взрывы — бомбы уничтожили или сильно повредили несколько со‑ седних с жилищем партийного руководителя домов. Хрущев в срочном порядке эвакуировался в место более безопасное — при‑ равненное немцами во время оккупации по важности к зданию штаба Киевского военного округа — в усадьбу с парком на Кмитовом Яру. Эту свою резиденцию Никита Сергеевич покинет лишь спустя шесть лет, получив новые должности Первого секретаря областного и городского комитетов партии в Москве. История будущей киевской партийной дачи началась задолго до того, в 1889 году. Здесь, на стыке активно осваиваемых в ту пору горожанами территорий Лукьяновки и Татарки, купил себе участок аптекарский помощник Октавиан Бельский. Несколько лет спустя он заказал проект дома видному киевскому архитектору Николаю Казанскому. Эта одноэтажная постройка дошла до наших дней без изменений. Бельский же со временем стал владельцем аптеки на Подоле, что позволило ему приобрести соседний участок и построить на нем еще одно, более крупное, здание. Пятикомнатные квартиры в новом доме сдавались по распространенной тогда практике в наем.
В первое десятилетие ХХ века окрестный район активно развивался: четыре трамвайных маршрута связали его с центром и окраинами Киева, были открыты известные сегодня кабельный и имени Артема заводы, на перекрестке Овруцкой и Багговутовской улиц появилась новая Феодоровская церковь. Живописная местность вокруг яра пользовалась популярностью среди творческой публики и романтиков. В этих краях поселились в те годы писатель Константин Паустовский, художники Александр Мурашко, Николай Пимоненко и Владимир Менк полярник Отто Шмидт.

Буржуазная идиллия усадьбы Бельского окончилась с революцией 1917 года. Аптекаря унесло бурей гражданской войны, а его имение было национализировано. До начала 1930‑х годов здешний парк оставался доступным широкой общественности, однако к моменту переноса столицы УССР из Харькова в Киев его территория уже была обнесена высоким глухим забором. Ради пущей секретности новой партийной дачи ликвидировали даже три из четырех трамвайных маршрута, а единственный оставшийся пустили в объезд по параллельным улицам. Первым жильцом правительственной резиденции в 1934 году стал нарком внутренних дел УССР Всеволод Балицкий. Его деятельность связывают с активным раскручиванием маховика репрессий, разрушением сотен древних храмов и памятников архитектуры, в том числе и расположенной по соседству с дачей церкви св. Феодора. По некоторым данным, на благоустройство своего обиталища нарком истратил около миллиона государственных рублей. Послужило ли это причиной, а, может, инерция массового террора сработала сама собой, но в 1937 году Балицкий был расстрелян. Усадьбу передали под пионерлагерь для детей сотрудников НКВД. Очередной ренессанс комплекс в Кмитовом Яру пережил в первые послевоенные годы. Обустроенные прежними жильцами искусственные озера и лабиринт из шести перекинутых через овраги мостиков дополнили новые парковые скульптуры и беседки. Над одним из обрывов был сооружен целый маленький замок — игрушка в вольере для медведей. Глава правительства УССР, Первый секретарь ЦК КП (б) У не чуждался барской роскоши. Прогулки по парку Никите Сергеевичу скрашивали не только множественные клумбы и изваяния — по аллеям расхаживали павлины, а в прудах плавали золотые рыбки. Незадолго до переезда в Москву Хрущев распорядился надстроить дом, который занимала его семья, двумя спальнями — для себя и своей супруги. Следующие годы резиденцией продолжали пользоваться первые секретари ЦК. Последним здесь жил Петр Ефимович Шелест. Однако когда в 1972 году его сняли с поста по обвинению в украинском национализме, новый глава УССР Владимир Щербицкий предпочел слишком обросшей городом даче на Лукьяновке партийные имения за городом — в Межигорье и Конче-Заспе. В конце 1970‑х годов в построенные на обочине парка многоэтажные корпуса переехал Институт педиатрии, акушерства и гинекологии. Администрация этого учреждения занимает бывшие дома партийных бонз по сегодняшний день. Приусадебная территория также находится на балансе медиков. Спрятанный за оградой парк почти неизвестен киевлянам. Лишь немногие местные жители и посещающие врачей будущие мамы заглядывают сюда, чтобы прогуляться по засыпанным листвой аллеям, спуститься к поросшим травой озерам и полюбоваться декадентской красотой облупившихся бетонных мостов. К сожалению, водоемы в парке изрядно замусорены, скульптуры частично разбиты, сломана детская площадка — померк былой ЦКовский блеск. Над подвешенной в юридическом плане собственностью, как часто случается в Киеве, постоянно нависает угроза незаконной застройки. В последние годы самым ярким событием в жизни парка стали съемки фильма “Знак Тамплиеров”, вышедшего в прокат под названием “Тайны святого Патрика”. Бывшая партийная дача подошла киношникам в качестве декораций пансионата. Занятно, что сюжет этого мистического фильма не использует легенду, бытующую среди киевских диггеров, — якобы под резиденцией Хрущева оснащен секретный подземный зал заседаний, ходы от которого ведут к бывшим зданиям партийной школы, располагавшейся неподалеку. Тем же, кто заинтересуется реальной и весьма яркой историей этого места и соберется как‑нибудь здесь побывать, стоит идти вдоль забора по улице Герцена, внимательно вглядываясь, чтобы не пропустить калитку, или проследовать через проходную Института педиатрии со стороны улицы Майбороды.

Статья из книги «Необычный Киев»

© Издательство «Скай Хорс», 2017

© Г. Кравец



0

Ваша корзина

%d такие блоггеры, как: