Привет из Киева. Инстинкт самосохранения. ч. 2

Начало в части 1

Улица Прорезная

Но вернемся в век XIX. «Длинные улицы» власти «укоротили». Так поступили с Большой Владимирской, Житомирской и рядом других. Новоиспеченные названия не противоречили традиции. Все они имели конкретное отношение либо к историческим местностям, либо к именитым киевлянам, либо к находящимся на этих улицах зданиям. Тогда же разработали и смету. Некоторое время торговались относительно того, сколько денег выделит Киев, а сколько сами домовладельцы на изготовление табличек с названиями улиц и нумерацией домов. После соблюдения всех необходимых формальностей председатель комитета «по облагораживанию названий», Киевский, Волынский и Подольский генерал-губернатор Александр Михайлович Дондуков-Корсаков передал документ на утверждение царю Александру II, что тот незамедлительно и сделал. Киев, кстати, явил пример для подражания «аккуратностью решения сложной задачи». Вскоре во многих городах страны произошло подобное. К концу XIX столетия в большом губернском Киеве существовало уже восемь административных районов-частей: Дворцовая, Печерская, Старокиевская, Лыбедская, Подольская, Бульварная, Лукьяновская, Плоская и около двухсот улиц, имевших собственные неповторимые названия. К новым городским наименованиям киевляне постепенно привыкли. Даже тогда, когда город «поглощал» свои бывшие предместья, учитывался принцип историзма. Именно поэтому сохранялись на городской карте такие топонимы, как Приорка (по-народному – Преварка), Лукьяновка, Соломенка, Кинь-Грусть. Лишь после «душевных» событий 1917–1921 годов Киев пережил настоящую катастрофу, связанную с переименованиями. Причем досталось и центру, и окраинам. В 1937 году в Киеве появился новый топонимический пантеон. Он напрочь уничтожил многовековую народную традицию в области образования городских названий. В соответствии с «вимогами епохи» на карте города возникли Ленинский, Сталинский, Петровский, Кировский, Московский, Жовтневый, Дарницкий и Шевченковский районы. Нетрудно догадаться, что появление на карте «матери городов русских» лишь одного топонима – Дарницкий – было оправдано. С некоторой натяжкой можно смириться и с появлением Шевченковского района. Кобзарь хотя и не был «видатним киянином», но в отличие от вождей-исполинов все-таки бывал в нашем городе, даже оставил нам прекрасные офорты, изображающие навсегда ушедший старый Киев. Кстати, нынешняя больница имени Павлова в советское время носила имя Тараса Шевченко. Переименование киевских улиц в то время было традиционным явлением. Газеты торжественно сообщали о подобных акциях. «Идя навстречу пожеланиям трудящихся и широкой общественности, исполком Киевского городского совета депутатов трудящихся постановил… Трудящиеся и широкая общественность с радостью поддержали решение…». Все это было. Вакханалии переименований происходили, естественно, и в 1936–1938 годах. Немцы также приложили старания: в Киеве 1941–1943 годов многим улицам вернули дореволюционные имена, а некоторые нарекли в честь либо украинских националистов, либо выдающихся немцев. После освобождения города от оккупантов в 1943 году, а также, разумеется, в 1953–1955 годах в связи с развенчанием «культа личности» улицы и площади города в очередной раз понесли топонимические потери. Когда были реабилитированы всяческие там якиры с косиорами и постышевы с любченками, естественно, коммунисты не могли не уделить им кусочки города. Вот и сейчас наблюдается интересная картина. Проспект Косиора – ныне проспект Чорновила, а улица Якира, очевидно, поскольку второстепенная, остается таковой и сейчас. Но какой-нибудь новый деятель там, не сомневаюсь, в обозримом будущем пропишется. Новая масштабная волна переименований захлестнула Киев после обретения вожделенной для многих независимости страны. Киев как столица «вільної України», разумеется, должен был в числе первых во всей стране избавиться от коммунистического наследия, а тем паче царского. И началось! Специальная комиссия перелопатила почти все. Многим улицам и площадям тогда досталось. Лишь горстке киевских улиц вернули прежние (допереворотные) имена. В Киеве переименовали за последние годы многое, благо «городок» у нас немаленький, но работы, что и говорить, попрежнему непочатый край. Новых «благозвучных» топонимов не счесть. Вот лишь некоторые предлагаемые к утверждению в ближайшее время: Майдан Конституції незалежної України, Площа вільної України, вулиця Симона Петлюри, проспект Степана Бандери, вулиця Козака Мамая, Соборна площа, проспект вояків УПА… Городские имена должны быть защищены от влияния капризной, как погода, политики. Ведь в них изначально заложена история, народная мудрость, смекалка. Поэтому историческое наследие нужно бережно восстанавливать. Мне уже приходилось рассуждать на тему топонимической этики. С Лениным понятно. Улица, названная в центре Киева в числе первых в РСФСР еще в 1919 году, никогда этого вождя в глаза не видала, впрочем, как и вся Украина в целом. Зато видала Ивана Фундуклея – киевского губернатора, сделавшего для города столько полезного, что многим нынешним начальникам, даже если свести их созидательные деяния вместе, с ним не тягаться. Фундуклеевская улица существовала в городе аккурат с 1869 по 1919 год. Теперь она носит имя Богдана Хмельницкого. А дальше что? Вообще, топонимия Киева в современное время – это что-то особенное. Целый район города можно объявить «литературной Троещиной». Еще один – коммунистическим заповедником. Есть у нас улицы, носящие такие замечательные имена, как Высоковольтная, Аэраторная, Агрегатная, Бульдозерная… Умиляют и улицы, в названиях которых заложены числительные.

Улица Фундуклеевская

Как благостно звучит: Третий тупик второй пятилетки! Правда, это не в Киеве, но все-таки здорово. Когда старинные киевские улицы сохраняют не только свои дома, но и названия, это приятно. Никого ведь не смущают такие топонимы, как Шелковичная, Институтская, БульварноКудрявская или Крещатик. Последний, впрочем, побывал и улицей Воровского. Название это по понятным причинам не прижилось. В бывшем советском отечестве улиц Воровского было пруд пруди, а вот Крещатиков лишь несколько. Кроме Киева, собственный Крещатик имели и черкасщане. Интересно, что до революции в Конотопе имелся свой… Невский проспект. Иногда топонимы переиначивают на свой лад сами горожане. Так, улица, названная в честь купца, предпринимателя и мецената Дегтерева трансформировалась в Дегтяревскую. В этом можно не сомневаться, достаточно прочесть таблички на домах. Очень жаль, что в школьном курсе исторической науки напрочь отсутствует ознакомление с такой вспомогательной исторической наукой, как топонимия. Маленьким жителям нашего города (а равно и всех других городов и весей страны) вовсе не мешает изучить историю возникновения названий той местности, где они проживают. Это бывает полезно, ибо прививает такое замечательное чувство, как любовь к своей малой родине. Остались еще в Киеве «реликты», которые именуют улицу Горького не улицей Антоновича, а Кузнечной. Живы еще «курилки», которые ездят на Евбаз, а не на площадь Победы… В них, наверное, срабатывает инстинкт самосохранения. Ведь то, как меняется Киев, обрастая новостройками, – только одна сторона медали. На другой – городские имена, которые способны при некорректном отношении к одному из древнейших городов Европы основательно подпортить его ауру. И об этом стоит знать, ибо, согласно утверждениям нашего великого земляка – академика Владимира Вернадского, любой населенный пункт, который хотя бы на протяжении нескольких сотен лет не прекращал существования, – полностью сложившийся живой организм. Отторжение его внутренних органов неизменно влечет хронические заболевания и даже гибель. Не знаю, как вы, уважаемый читатель, а я Владимиру Ивановичу целиком доверяю. Все-таки и светило мировой науки, и честнейший, порядочный человек, и Гражданин Вселенной. Борьба за сохранение и возвращение старых городских топонимов продолжается. Противостоят восстановлению исторической справедливости нигилисты и киевляне-нувориши. Думается, что те, от кого зависят судьбы городских названий, должны действовать по медицинскому принципу «не навреди». У Михаила Погодина, знаменитого историка прошлых времен, имеется замечательная фраза: «Город есть книга, в коей всякая улица занимает страницу. Будем прибавлять новые листы, но не станем вырывать старых».

Статья из книги «Приветъ изъ Кiева»

© Издательство «Скай Хорс», 2011

© А. Анисимов



0

Ваша корзина

%d такие блоггеры, как: