Детская преступность в старом Киеве

Детская преступность – порождение далеко не сегодняшних дней. По свидетельству исторических источников, на территории современной Украины это явление существовало издавна. В Киеве, например, самым криминогенным в плане детской преступности считался район Гончаров. В своё время, когда он был отдалённой городской окраиной, на его горах подростки устраивали состязания в стрельбе из самодельных луков, рогаток и прочих самострелов. Заканчивались они, по обыкновению, массовыми драками.

Позже, несмотря на то что в Гончарах выросли  прилегавшие к Старокиевской части города новые жилые кварталы, заселённые преимущественно семьями небогатых чиновников и различного рода торговым людом, тут по праздникам начали вспыхивать «мальчишеские войны».

Урочище Гончары-Кожемяки в начале XX века

Урочище Гончары-Кожемяки в начале XX века

Реагируя на жалобы и возмущения местных жителей, киевская полиция начала регулярно отправлять туда патрули конных городовых. В какой-то мере это помогало утихомиривать подростков, жаждущих крови «врага». Но только, снова подчеркну, в какой-то мере. Так, в результате «битвы», состоявшейся 9 февраля (по старому стилю) 1914 года, крестьянский сын Антон Острейко, который во главе толпы из 30–35 человек преследовал удиравшего от опасности своего ровесника Федора Козняченко по прозвищу Савчук, догнал того возле дома по Кияновскому переулку, 27 и убил ударом кинжала в сердце.

Правда, при поисках убийцы полиция ворон не считала. Он был установлен и задержан на следующий день помощником пристава Подольского полицейского участка Л. Д. Березовским, за что последний был удостоен благодарности в приказе киевского полицмейстера А. Скалона.

Драка беспризорников

Драка беспризорников

В ходе следствия выяснилась такая подробность: Антон Острейко в своей семье был не первым убийцей. Его брат совершил подобное преступление за несколько лет до того и в начале 1914 года всё ещё отбывал наказание в каторжной тюрьме.

Борьба с детской преступностью в Киеве велась в те годы не только силами полицейских, но с применением других мер правого характера, в том числе патронажных. Доказательством тому может служить следующая заметка, опубликованная в номере газеты «Киевлянин» от 1 февраля (по старому стилю) 1914 года (приводится с сохранением стиля того времени):

«1 февраля 1914 года назначено первое заседание для разбора дел в особой камере для малолетних, помещающейся в доме № 41 на Крещатике. По новому закону, дела о малолетних, по особому постановлению судьи, могут производиться при закрытых дверях. Камера для малолетних начала функционировать в Киеве в начале января, причём подготовительная работа в ней идет беспрерывно, ежедневно поступают новые дела, происходит опрос обвиняемых, которые затем передаются под ответственный присмотр попечителей и помещаются в убежище киевского патроната.

Беспризорники

Беспризорники

В настоящее время заведено уже 77 дел. Если принять во внимание производство по делам малолетних, выражающееся в необходимости опроса обвиняемых, их родителей, родственников и всех лиц, знающих их, то нужно признать эту цифру большой. То есть выясняется, что находящихся на содержании киевского патроната при особом судье для малолетних двух штатных попечителей недостаточно. Возник серьёзный вопрос о привлечении попечителей-добровольцев. К счастью, киевское общество откликнулось на это дружественно, и к особому мировому судье поступили уже 15 прошений от лиц, желающих добровольно нести обязанности попечителей. Заявления об этом поступили от отставных военных, докторов, помощников присяжных поверенных и лиц других профессий, а также от нескольких дам.

Ночлег беспризорников

Ночлег беспризорников

30 января состоялось первое заседание попечителей, носившее характер беседы, во время которой особый мировой судья по делам малолетних в Киеве В. М. Левитский ознакомил их с общим принципом обязанностей попечителей в предстоящей работе, требующей много труда».

Беспризорники

Беспризорники

А уже 5 февраля того же года Киевская городская дума, заслушав на своём заседании отчёт комиссии училища, согласилась с её выводами о необходимости выделения на борьбу с растущим подростковым хулиганством денежных средств для открытия подобных уже существующим в США и Швеции детских клубов-приютов для бездомных, а также «огрубленных, вороватых, зараженных различными пороками, толкаемых на различные проступки голодом и холодом» детей. Основное предназначение указанных клубов заключалось в том, чтобы через доброжелательное отношение педагогов развить у содержащихся здесь подростков христианскую, братскую любовь к людям труда.

Решили, что клубы будут работать отдельно для детей дошкольного возраста, для тех, кому от 8 до12 лет, для 12–14-летних и, наконец, для старших подростков. При этом в каждом из клубов должно быть провозглашено самоуправление.

Первыми решено было открыть так называемые послеобеденные клубы-приюты для школьников, не знавших, куда себя деть после уроков. Этим учреждениям, имевшим патронажный характер, предписывалось осуществлять свою деятельность в промежутке времени от 15.00 до 19.00 на учебно-материальной базе школ, причём в тесном взаимодействии с такими культурными обществами, как детские сады, женские клубы и т. д.

Дети торгуют на улице

Дети торгуют на улице

Курировать клубы-приюты поручалось училищной комиссии городской думы, что та и исполняла с похвальным усердием. Достаточно привести такой факт: имея поручение только подготовить к мартовской 1914 года сессии свои предложения по организации клубов-приютов, она к концу февраля уже фактически решила вопрос, где и на какие средства должен быть построен в Киеве первый такой клуб-приют. Как сообщили киевские газеты в середине февраля 1914 года, училищная комиссия добилась от городского управления выделения 200 тысяч рублей из 600-тысячной ссуды, взятой городом на сооружение новых школ, под строительство на месте бывшей усадьбы некого Бавлуцкого четырёхэтажного здания для целого ряда патронажных заведений: мужского и женского четырехклассных училищ с актовым залом и квартирами, двух одноклассных училищ с квартирами, детского сада и детского клуба (приюта).

Опыт дореволюционного Киева в борьбе с детской преступностью был незаслуженно забыт уже в первые годы советской власти, но, по моему мнению, во многом мог бы быть полезным и сегодня.

Уличный попрошайка

Уличный попрошайка

> Эта статья опубликована в книге Василия Галайбы «Борьба с преступностью в старом Киеве».

 

© Василий Галайба, 1994
© Издательство «Скай Хорс», 2012
http://www.skyhorse.ua



0

Your Cart

%d такие блоггеры, как: