Бродячие собаки

С давних пор наблюдением за бродячими собаками и их уничтожением в Киеве занимались младшие полицейские чины. За эту работу им отпускалось ежегодно из казны от 100 до 150 рублей серебром. Однако в 1865 году полицейские отказались от исполнения такого рода обязанностей, посчитав их несовместимыми со своими званиями. Городская дума наняла для этого на определённых условиях гражданских лиц. Тот, кто брал на себя обязательства по уничтожению собак («должность» получила название… антрепренёр), наделялся правом отлавливать их, если животное было без ошейника или с оным, но без намордника, не позже 6 часов утра весной, летом и осенью и 7 часов утра – зимой. Для отлова предписывалось пользоваться исключительно одной лишь сеткой. Не разрешалось использовать острые предметы и другие жестокие способы, а также заниматься отловом собак в домах и дворах, не позвав предварительно их хозяев. При этом работать в одиночку запрещалось – только вдвоём.

За казённый счёт антрепренёрам выдавалась повозка с будкой, в которой отловленных собак отвозили в специальный сарай, располагавшийся за пределами города. Здесь животных надлежало кормить и поить в течение трех суток. Если за это время хозяева не объявлялись (за каждый день содержания нужно было платить по 10 копеек), собаки уничтожались и «в шкуре или без оной» зарывались в землю. Там же должны были хоронить и подобранных на улице животных, которые погибли от разных болезней. С марта по сентябрь 1865 года в Киеве было отловлено 480 бродячих собак.

Бездомные собаки в Киеве, наше время. Фото Егора Кравца

Бездомные собаки в Киеве, наше время. Фото Егора Кравца

Следует заметить, что этих требований антрепренёры, несмотря на то что их  деятельность контролировалась полицией, придерживались редко. Они часто прибегали к варварским методам: ловили собак петлями, травили стрихнином на улицах, базарах и даже во дворах. Не стал исключением в этом и отставной солдат Ш. Блувштейн, с которым дума в 1882 году заключила контракт на 6 лет по отлову бродячих собак. Как писалось в отчёте надзирающего полицмейстера, «вид агонии несчастной собаки, которая хрипела, скулила, погибала в ужасных судорогах, не способствовал смягчению поведения у людей и скверно влияло как на взрослых, так и на детей».

Не лучшим образом проявил себя и преемник Блувштейна, некий Шауло, при котором собак травили отравленной колбасой. Были случаи, когда колбасу подбирали и ели дети. В то же время на одной из сельскохозяйственных выставок в Киеве демонстрировалась модель помещения, в котором собак можно было умерщвлять без мучений для них при помощи окиси углерода.

Киевское отделение Российского общества защиты животных не раз поднимало вопрос о передаче ему права уничтожения бродячих собак, но безуспешно. Тем временем работники Блувштейна совершенно не заботились об отлове всех подряд бродячих собак, а выбирали только наиболее сильных и здоровых, чтобы получить больший выкуп. Поэтому полицмейстер Живоглядов установил надзор за этой службой и отдал распоряжение «провести перепись всех собак в Киеве с последующим налогообложением их хозяев». Польза от этого виделась в том, что ещё до вступления в силу данного распоряжения многие из домовладельцев сами бы постарались избавиться от приблудных, ненужных, старых и больных животных, способствуя тем самым оздоровлению ситуации в городе. Налог взимался своеобразно – путём продажи в городской управе 15-копеечных жетонов. В 1886 году их было продано для 12466 собак на сумму 1869 рублей 90 копеек, в 1887 году – для 5870 собак на сумму 880 рублей 50 копеек, а в 1888 году – для 6571 собаки на сумму 820 рублей 55 копеек. На этом продажа жетонов прекратилась, поскольку горожане, не видя смысла в данном налоге, просто перестали покупать жетоны.

Тем не менее, спустя 6 лет к этому вопросу вернулись снова. Особый сбор в пользу города был определён в 1 рубль на год для всех собак независимо от породы, кроме цепных и сторожевых. После их регистрации хозяева получали 15-копеечный жетон. Собаки без жетонов или с просроченными жетонами считались бродячими.

Однако ситуация в городе не улучшалась. Об этом свидетельствовали, например, публикации в местной прессе тех лет. Во всяком случае, то, что в 1897 году члены Общества защиты животных увидели при посещении «завода» по обработке трупов убитых собак и погибших в городе животных, произвело на них чудовищное впечатление. Невольно вспоминаешь о такой же ситуации на существующем сегодня подобном «предприятии», и вывод напрашивается сам собою: к сожалению, за прошедшие сто лет в деле отлова и уничтожения бродячих собак практически ничего не изменилось. А ведь это показатель нашей цивилизованности…

> Эта статья опубликована в книге Василия Галайбы «Борьба с преступностью в старом Киеве».

 

© Василий Галайба, 1991
© Издательство «Скай Хорс», 2012
http://www.skyhorse.ua



0

Your Cart

%d такие блоггеры, как: